Верхний баннер
05:13 | СРЕДА | 28 ИЮЛЯ 2021

$ 73.85 € 86.99

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:45, 02 мая 2017

«Закончились кадры, которые были воспитаны в советское время. Если мы не предпримем серьезных шагов, с точки зрения системности и постоянности, то впереди качество управления во всех отраслях будет еще хуже», - Олег Хараськин, руководитель Института регионального муниципального развития и поддержки

Добрый день, дорогие друзья. Как всегда по вторникам, наверное, привычно для постоянных слушателей нашей радиостанции, прямой эфир на «Эхе Перми». Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив. Олег Алексеевич, добрый день.

— Добрый день, Артем

Меня зовут Артем Жаворонков, Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. Сегодня мы поговорим о социальной сфере в самом широком смысле этого слова. Естественно, эфирного времени всегда не хватает, чтобы осудить какие-либо вопросы. Сегодня постараемся коснуться ключевых проблем в здравоохранении, в образовании. Но, в целом, мне бы хотелось задать вам вопрос, несколько теоретизирующий весь подход к сфере Пермского края в современных условиях. Что это, выживание или развитие, на ваш взгляд? На момент 25 апреля 2017 года.

— Добрый день, уважаемые радиослушатели. Если давать в целом оценку состояния социальной сферы Пермского края, надо посмотреть в историю ее создания. Это были, в первую очередь, послевоенные годы. И вся система, отрасль образования, здравоохранения, культура, спорт, молодежная политика, создавалась в этот период. Конечно, параллельно с ростом экономичной силы, промышленной мощи Пермской области развивалась социальная сфера. Она имела свою специфику. Во многом она была аналогична с ситуацией в Советском союзе, Российской федерации, и промышленные предприятия, как правило, создавались ведомственные. Например, железнодорожники имели свои больницы, школы, детские сады и так далее. Учитывая развитие Пермской области, у нас успешно развивалась социальная сфера. Если говорить о наиболее ярких примерах ее успешного развития, мы можем говорить о том, какие у нас были большие успехи в отраслях здравоохранения, сколько имен российского, мирового уровня дало наше здравоохранение, образование, культура, спорт. Сейчас, если давать оценку, у нас были национальные проекты, начиная с 2006 года,  в сфере образования, здравоохранения по этим основным отраслям. Была попытка возродить, укрепить материальные базы, чтобы вернуться к высокому уровню качества этих услуг. Что-то получилось, что-то не получилось.

Мне кажется, того, что не получилось, несколько больше

— К сожалению, да. Я не так давно встречался с представителями здравоохранения, с уровнем топ-менеджеров прошлых лет. Я понять не могу, начиная с 2006 года, национальные проекты, проекты модернизации здравоохранения, были вложены огромные средства, миллиарды. И казалось, в таком режиме поработать еще 2-3 года, может быть, 5 лет, и мы вернем тот уровень качества здравоохранения, который традиционно был у нас с советского времени с яркими именами, современными клиниками. Почему сегодня мы видим эту отрасль в наиболее тяжелом положение? И не только по оценке населения.

Больше, чем в адрес здравоохранения, я не знаю в кого критики со стороны жителей.

— На этот вопрос были разные версии, почему все-таки так получилось, что пытались провести огромные программы модернизации, новые строительства. И по ленте новостей видно: тут построили, тут реконструировали, и казалось, что все должно быть хорошо, а на выходе этого не получилось. Почему? Надо сказать, я не представитель этой отрасли, я не профессионал. Хотя некий опыт работы имею. У нас были неплохие показатели по заболеваемости. В те годы мы тогда в Чернушке решили колоссальную проблему. Мы не просто построили новый родильный дом, мы открыли перинатальный центр.

Национальный проект здравоохранения стартовал в 2006 году.  А вы фактически прекратили полномочия главы района, перешли на другую работу. То есть вам без национального проекта здравоохранения удавалось держать в узде. Я смотрел статистику, что Чернушенский район первый, в тогда еще Пермской области,  преодолел демографическую яму. Вы первые, включая краевую столицу, где рождаемость превысила смертность.

— Да, это был 2006 год. Я, честно говоря, сам удивляюсь, что тогда не было национального проекта, по которому огромные средства пришли в здравоохранение. Как-то нам тогда удалось с коллективом здравоохранения, с главным врачом, тогда у нас была Котлова Людмила Ивановна, заслуженный человек, очень грамотный руководитель, и даже тогда мы сумели провести очень серьезную программу, программу развития здравоохранения. Тогда его много ругали, Зурабов Михаил Юрьевич был министром здравоохранения. И нас в 2005 году приглашали, я выступал с каким-то докладом по реформе здравоохранения Чернушенского района. Это и перинатальный центр, это офисы врача общей практики. Я начал с того, что не являюсь специалистом, но совершенно точно в моей голове отложилось, на что мы делали акцент. Это развитие первичного звена. Оказание медицинской помощи, потому что с этого начинается все здравоохранение. Я помню, что главным элементом первичного звена было не принять человека, который заболел, а в идеале, пойти к этому пациенту, с точки зрения очень важной вещи, профилактики возможных заболеваний. Большое внимание уделяли первичному звену. Если сегодня пытаться анализировать по Пермскому краю, почему сегодня у нас столько нареканий и такая сложная ситуация в отрасли по кадрам и так далее. Как мне кажется, необходимо собирать экспертов на эту тему здравоохранения, обсуждать на площадке института, потому что вопрос очень серьезный. Почему у нас ничего не получилось, что хотелось бы? Поэтому, первичное звено – это очень важно, с этого все должно начинаться.

Вы подчеркивали систему подготовки кадров, отмечали в своем разговоре. У нас никуда не делась мед.академия. Вроде бы выходят специалисты, но как показывает практика, практически, не возвращаются на территории. Есть целевые программы, целевые показатели, но один-два специалиста в год – это мизер на обслуживание нужд. Даже для того района как Чернушенский, с муниципальным центром в 40000 человек всего лишь. Можно ли, по-вашему, молодых специалистов как-то привлечь к работе в регионах, по части здравоохранения первичного звена?

— Конечно, можно. И не просто можно, а нужно. У нас нет другого выхода. Хотя, знаете, эту ситуацию мы уже анализировали, сделали такой вывод, это касается не только отрасли здравоохранения. Это касается образования, по большому счету, и культуры, органов власти: и муниципальных органов управления, и региональных органов управления. Мы доживаем последний период, это тот кадровый запас советской системы, которая исправно работала, когда шла целая линейка подготовки кадров. Прошло примерно 30 лет с завершения работы этой системы, и кадровый потенциал во всех отраслях, в том числе, в образовании и здравоохранении, закончился. Мы его исчерпали. Есть мнение, что запас промышленности, который был в советское время, эта система себя исчерпала. Закончились кадры, которые были воспитаны в советское время. И нас впереди ждет, если мы не предпримем серьезных шагов, с точки зрения системности и постоянности, если мы этого не сделаем, то впереди качество управления во всех отраслях будет еще хуже. Мы все понимаем, тем более в России, человеческий фактор – это ключевой фактор. Все делают люди,  не машины. Это очень важно.

В возможном кадровом голоде вы неоднократно говорили, и я навел справки, посмотрел о работе администрации Чернушенского района. В бытность вашего руководства ею существовали чуть ли не стипендиальные специальные программы. Потом к ним присоединилось огромное количество федеральных программ, поддержка молодой семьи, молодых специалистов. Вы были на смежном хронологическом этапе. Вы работали в условиях, когда еще не было многих программ, когда только пережили кризис 98 года. Молодежь была, и с ней приходилось работать. Какие инструменты задействовали, каким опытом можно сегодня поделиться?

— Вопрос очень хороший. Я начал работать в администрации района в 2001 году, страна только выходила из этого лихолетья 90-х годов. Удивляюсь, как нам тогда, нашей команде управленцев, не только администрации района, она гораздо шире, это руководители предприятий, города, района, удавалось создавать различные меры поддержки молодым семьям, молодежи. В качестве примера, в 2004 году мы разработали программу: жилье молодой семье. Поверьте мне, Артем, стране было не до этого, только латали дыры от того, что происходило, даже в 2004 году мы программу разработали. Она была достаточно бюджетно, финансово неемкая. Денег у нас, по большому счету, не было. Было только огромное желание поддержать молодежь, молодую семью, рождаемость, по которой сейчас дискуссия зародилась, в отношении мер материальной поддержки. Суть программы была очень простая, мы тогда договорились с Верхоланцевым Владимиром Афанасьевичем, он был тогда директор, руководитель Западноуральского отделения Сбербанка России. Очень внимательный, мудрый был руководитель. Я тогда приехал к нему. Говорю: «Хотим разработать программу для наших молодых семей, у нас нет денег кредитовать, это практически невозможно». Тогда ипотека только начала появляться очень скромненько, порядка 12% были первые ипотечные кредиты. 12% - это тоже немало, если брать зарубежный опыт, там 2-4%. Вы хотя бы 1 процент нам сбросьте, мы планируем всей командой это включить, взять кредиты. Он говорит: «Нормальная, такая крупная покупка, кредитный портфель». Мы тогда с ним подписали соглашение на снижение на один процент для участников программы. У нас была комиссия, которая рассматривала, мы утвердили программу Земским собранием, были выбраны приоритеты. Бюджетная отрасль, в первую очередь, работа в промышленность, нефтяники, даже до них эта очередь доходила. Суть заключалась в том, кто побежит брать эти кредиты под 11 процентов, а там уже вступала наша программа. Если в семье один ребенок, то 4 часть процентов мы компенсируем за счет района, программа была десятилетняя. Если в семье рождается второй ребенок или двое детей, когда они вступили в программу, то половину процентов мы компенсируем за счет района.

Это уровень серьезных европейских стран по процентной ставке. Подобная была у нас пару лет назад при государственном софинансировании ипотечной ставки. А до этого только пример Чернушенского района.

— Дальше, Артем. Я сейчас вам вопрос задам, сумеете ли вы ответить на него. А если в семье рождался 3 ребенок?

Неужели вы гасили все проценты?

— Молодец. Большинство мне говорят, что еще 25 процентов. Семьи, где меньше трех детей приносят справку, что родился третий ребенок. И семья попадала на беспроцентный кредит на 10 лет. Это было здорово.

Не просто здорово, это, Олег Алексеевич, невероятно. Зная, как выглядят у нас сейчас ипотечные ставки и рынок ипотечного кредитования, могу сказать, мало этого. Вынуждены ненадолго прерваться. Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив, гость на «Эхе Перми», через 2 минуты продолжим.

 — Продолжаем прямой эфир на «Эхе Перми». Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив у нас в гостях. +796038701000 вайбер, ватсап, телеграмм, смс. 404582017 наш icq. Мне не хотелось принимать звонки, я видел, некоторые из них уже поступали. У меня самого достаточно много вопросов. Мы прошлись по блоку здравоохранения. Мне бы в завершение этой темы хотелось бы один вопрос задать. Если говорить о региональных примерах, вам есть, чем поделиться. Как вы оцениваете сегодняшнее руководство, чехарду в руководстве краевого здравоохранения? Ведь поговорка «рыба гниет с головы» не просто так появилась в нашем обороте. Нельзя сказать, что тут кто-то гниет, и очень много профессионалов работало в здравоохранении. Но что, системного подхода, опыта не хватает в выстраивании вертикали взаимодействия структуры здравоохранения от министерств до низов, до фельдшерских пунктов сельской местности?

— Чтобы на этот вопрос ответить, я пример приведу. Мне кажется, наша российская действительность, когда приходит новый руководитель и говорит, все, что было тогда до меня, это было очень плохо. Этого не должно быть. Все сворачивается и выкидывается в мусорку. Это наша Российская ментальность. То, что у нас власть менялась, в Пермском крае за последние двадцать лет. Юрий Петрович 3 года отработал, Олег Анатольевич дольше потрудился, целых 8 лет. В любом случае, была смена управленческих команд. Даже в одной команде очень часто принимались решения о замене руководителя, это вносило отпечаток на систему работы. Если говорить про здравоохранение. Мне кажется, что мы настолько их издергали бесконечными реформами. Те более, понимаем, что помимо того, что на региональном уровне какие-то управленческие реформы принимаем, может даже правильные, еще федерация добавляет. Они в Москве знают в принципе больше всех и лучше всех, они без инициатив работают, я сам работал чиновником в федерации, я знаю, что это такое. Поэтому, все это приводила к тому, что у нас была постоянная кадровая чехарда,  смена концепций, программ, подходов, мы очень систему издергали. Я считаю, что это была одна из многих причин сегодняшнего состояния здравоохранения, полной ее разбалансировки.

У нас каждая реформа как революция. То есть, вы за требования смены курса, но только без расчленения основного массива управления отрасли?

— Должна быть преемственность. Много делается правильно, так еще должно и сохраняться. Я считаю, что крайне отрицательно влияет на состояние руководителя, их планы, их работу, контракты здравоохранения, трудовые контракты. Что это за временщики на один год. Если не пятилетний, то трехлетний контракт. Что можно за один год сделать? Только разобрать какую-то плохо работающую систему в рамках одного учреждения.  Даже собрать обратно не успеешь, у тебя уже контракт закончился. Понятно, что любые преобразования должны иметь временные параметры, это очень важно.

Несколько слов об образовании, мы касались его применительно к подготовке молодых кадров для здравоохранения. Точно такая же проблема у нас сейчас и с образованием. Конечно же, хотелось бы небольшой проект на вашем опыте работы в Чернушенском районе. У нас сегодня не заполнены сельские школы, переполнены городские школы. Пытались решить проблемы с детскими садами, но все равно есть провал по яслям. Начнем с двух слов, ваша оценка сегодняшнего образования в Пермском крае как системы?

— Все-таки надо признать, что уровень образования в Пермском крае остается достаточно высоким. Опять же считаю, что это держится во многом на энтузиазме педагогов. Сегодня по детским садам, по школам тяжелейшая ситуация в Перми.  Я слышал, что в ближайшие годы, нужно построить около 30-40 школ в городе Перми. В целом индустриальная структура в Перми перегружена, потому что весь край съезжается в Пермь. Это последствие политики, которую мы проводили последние 15-20 лет. Оголяя сельские территории, лишая работы, поэтому молодежь едет туда, где хоть какая-то есть надежда на трудоустройство. Слава богу, что они не боятся создавать семьи, детей рожать. По детским садам Перми надо отдать должное. Я считаю, что это заслуги бывшего губернатора. Очень большую работу провели, и на примере Перми удалось эту проблему решить. Следующий этап – это школы, которых не хватает в Перми.

Об этом тоже говорили. Очень люблю эту тему, дискутировали сегодня по поводу застройки территории, если говорить о краевой столице, развитии там социальной инфраструктуры. Но, свой вопрос сформулирую и переадресую после новостей от наших федеральных коллег.  Напомню слушателям, что в гостях прямого эфира «Эха Перми» Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив.

Продолжается прямой эфир на «Эхе Перми». Артем Жаворонков у микрофона, Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив у меня, у звукорежиссера, у всех слушателей Эхо сегодня в гостях. Задавайте свои вопросы +796038701000 вайбер, ватсап, телеграмм, смс. 404582017 наш icq. Некоторые вопросы, которые уже прошли. Вы на них ответили прежде, или они мной были переформированы. Тема образования, которую мы затронули с вами в предыдущем блоке, важна еще одним интересным аспектом. Опять же, мы не только про образование, мы про медицину говорили, о том, что есть голод кадров, есть отток населения. А это значит, что есть провалы и в кадрах по образованию, по здравоохранению. Есть провал просто в тех, на кого должны быть направлены эти программы. Очень часто, и это забота краевой власти самого высокого уровня, муниципалитета. Чиновники на местах не заинтересованы заинтересовывать. Развивать какие-то программы, реализовывать их, или соблюдать те нормативы, которые и предписаны законодательством. Краевым законодательством, чтобы эти программы были успешно пройдены. Я один маленький пример из туризма приведу, когда край был готов поддержать развитие туристических направлений, локального, местного туризма. Из всех муниципалитета Пермского края пришло 3 заявки, две из них от краевой столицы, Кунгур на что-то еще заявился. Это, как мне кажется, абсолютная пассивность чиновников на местах. Что с ними делать?

— Что делать с такими нерадивыми чиновниками. Кстати, по программе ветхого аварийного жилья половина районов вообще участие в программе не принимали. Это ключевая проблема для многих территорий. Вообще не принимали участия, как это можно называть сегодня? Это просто безответственное отношение к своей работе, к своим людям, к своей территории. Поэтому, здесь, конечно, с главами нужно работать, нужно с ними говорить, заставлять. Есть, в конце концов, у нас методика она меняется по главам местного самоуправления, методика эффективности. Я считаю, что в эту методику нужно вносить те пункты, те системы мотивации, которые будут мотивировать этих глав эту работу проводить. Конечно, человек без этих мотиваций должен приходить в территорию с бодрой головой и территорию свою развивать. Но если сегодня этого не происходит, значит, нужно мотивировать через те системы.

Лишать премии и зарплат, думаете, будет эффективно?

— Лишить премии и зарплат будет по трудовому кодексу нельзя. Это местное самоуправление, и нельзя с уровня губернатора лишить премии главу местного самоуправления, надеюсь, пока еще нельзя. Поэтому это не мера. Через системы меры мотивации, в свое время эта система работала очень неплохо. И там были большие средства, когда главы территории, период управления Ильи Анатольевича Чиркунова, когда были серьезные премиальные фонды для глав, но не это главное. На самом деле, то, что территория получала достаточно большие деньги, то есть, запросто заняв первое, второе или третье место, территория даже за квартал могла получить 5-15 миллионов рублей в свой бюджет. И направить уже по своему усмотрению. Эта норма работала, это мотивировало глав. Значит, их эффективность по таким жизненно важным направлениям, в территориях, в которых они работали, эта система работала.

Я почему про туризм тут вспомнил и про активность глав территорий на примере туризма. Несколько слов о культуре. Ведь это важная составляющая политики, как таковой. Да, Пермь флагман по некоторым отраслям. У нас есть крупные, даже мирового уровня театры. Но, сегодня это представляется, как некий элитарный, закрытый клуб, ограниченный пределами города Перми. Как быть с районами? Как быть с территориями?

— Вообще я считаю, что культурная жизнь Пермского края за последние 10 лет пережила этапы бурного развития. Это не только такие яркие проекты, как «Культурная столица», фестиваль «Белые ночи». По-разному к ним, конечно, относятся. Но я считаю, что это были очень важные, знаковые события Пермского  края. Мы ведь не останавливались тогда только на крупных мероприятиях, практически по каждому району проводились  различные мероприятия. 59 фестивалей, кроме этого, в самих районах были какие-то свои серьезные культурные проекты, культурные мероприятия. Я с огромным интересом езжу по району к своим друзьям, главам, бывшим главам. Например, Хлебный спас в Октябрьском, уникальное событие, Медовый спас. И практически в каждом городе, районе Пермского края есть какие-то свои знаковые праздники. Понятно, что праздник, он приходит и приходит. Но праздник, это такая оценка той культурной работы, которая проводится в течение всего года на этой территории. К этим праздникам готовятся, чтобы принять в них достойное участие. Коллективы художественной самодеятельности, которые находятся на этой территории. Поэтому, я считаю, что в этой отрасли, конечно, не без проблем, есть хорошие примеры больших культурных проектов регионального и муниципального значения. Возвращаясь к Чернушке, мы тогда с Олегом Новоселовым, уникальным человеком, продюсером Пермского края, и с его командой создали форум добрососедства в городе Чернушка. Это было тоже в 2002 году.

В двух словах, что за форум?

— В рамках этого форума, у нас проходила несколько фестивалей в течение всего года. Наиболее известный, это фестиваль «Праздник земли», Чернушенский район – это территория, где традиционно проживают люди не только русской национальности, башкиры, татары, удмурты, чуваши,  немцы. Мы считали, что это достояние нашего района, где все мы должны жить на одной земле в дружбе, трудиться, детей воспитывать и так далее. Такой праздник проводили ежегодно в июне. Очень известный был фестиваль авторской песни «Золотая пора» в сентябре. Он имел размах, был не регионального, а всероссийского значения, приезжали барды из Москвы, Санкт-Петербурга и так далее. «Лошади России» - такой фестиваль проводили. В течение всего летнего периода череда значимых событий. Сегодня важный вопрос: чтобы люди оставались жить в территориях, особенно молодежь. Они движухи хотят, в хорошем смысле. Поэтому, должно что-то происходить яркое, они должны гордиться своей территорией. Это все тоже аспекты жизни человека. Не единым хлебом жив человек, а еще такими мероприятиями. Такой составляющей жизни, очень важной, духовной, культурной, нравственной.

Вы приводили в пример песни бардов. В какой-то степени провокационный вопрос. Не было планов тогда замахнуться не просто на представительство музыкантов разных регионов. А что-то типа «Чернушенского фестиваля», чтобы на большой площадке, ежегодно, со всей страны, десятки тысяч людей?

— Конечно, мы мечтали, о том, что это будет международный фестиваль. На Грушинский фестиваль ездили, мы там смотрели, учились. И не только туда, летом по всей стране они проходят, мы учились, считали,что на наш фестиваль бардовской песни в Чернушку будут съезжаться со всей страны, со всего мира. Это будет крупнейшее событие не только Чернушинского района, Пермского края, может быть, всей Российской федерации. Поэтому,  с точки зрения амбиций, их всегда было достаточно. Мы к этому, конечно, шли и стремились.

Но, не получилось или прошел период, востребованность ушла, деньги закончились, что произошло?

— Случилось трагическое событие, тогда Олег Анатольевич Новоселов ушел из жизни. Большое значение имело его присутствие, второй Олег, Хараськин, перешел на работу в правительство Пермского края. Не хочу кидать камень в огород последующих руководителей города, района. Практически этот фестиваль закончил свое существование. Я очень сильно расстраивался, и первый год поддерживал его отдельно, приезжал всегда на этот фестиваль, финансово старался поддерживать.

Это еще раз подтверждение тому, что большинство проектов - это люди. Буквально две минутки у нас остается в эфире. Но, не могу о спорте не спросить. Вы удовлетворены тем, как сегодня спорт высшие достижения, детский, юношеский спорт развивается в Перми? Есть у нас команды высших дивизионов?

— У нас в Пермском крае есть яркие звезды спорта. Это не только наши команды, которые играют в высшем дивизионе. «МК», за который я всегда болею, очень радуюсь. Хотя всегда с оговорочкой, когда начинают выяснять, кто футболист. Наши на сегодня практически не играют. Это конечно плохо. Но я считаю, что спорт, высокие достижения должны быть. Это всегда была яркая звезда, на которую мы должны ориентировать нашу молодежь, наших детей. С точки зрения тренировок и развития спорта. Конечно, у нас есть успехи и в фигурном катании, биатлоне, лыжных гонках.  У нас есть олимпийские чемпионы, санный спорт и так далее. Есть у нас звезды. Если очень кратко сказать, что нужно было сделать для более активного развития спорта в Пермском крае. Как у нас в здравоохранении ослаблено первичное звено, то в спорте у нас практически нет первичного звена. А первичный спорт это даже не спортивная  школа, в которую нужно пойти или поехать. Первичной звено – это двор, в котором ребята стучат в мяч с утра до ночи. Баскетбольный, волейбольный и так далее. Первичное звено есть, но, конечно, это очень выборочно, там, где есть энтузиасты. Знаю, что Василий Кузнецов по Перми пытается что-то во дворах организовывать. Таких единицы. В целом, я считаю, что нужно ввести систему первичного звена, физкультуры, спорта, детского, молодежного досуга.

Я так понимаю, что речь идет, в первую очередь, об инфраструктуре этого самого первичного спорта, о площадках, о тренерах? О людях речь, это является неотъемлемой частью инфраструктуры детского спорта.

— Очень много энтузиастов, которые готовы этим заниматься за минимальную плату. Это не те деньги, за которые можно было в условиях нашего дефицита. Инфраструктура, тут я считаю, можно привлекать и компании, бизнес. Тем более, что многие бизнесмены, по своей специфики, это спортсмены бывшие, какие-то общественники, комсомольцы. Я сам себя к этой категории отношу. Мы в Чернушке сами содержим, по большому счету, хоккейную коробку, которую создали, построили.  Поэтому такие инициативы есть, их нужно поддерживать системно, по всему Пермскому краю. И должно пройти 5-10 лет, прежде, чем мы увидим эти результаты из зерен посевных в наших дворах. Они прорастут и дадут очень хороший всход не только в спорте, а в воспитании детей.

—  Олег Алексеевич Хараськин, руководитель муниципального института развития поддержки общественных инициатив. Слушайте, я  совсем забыл спросить. Скоро должна пройти презентация института? Пока мы знаем о нем только с ваших слов, а не из публичной активности. Но это уже ближайшая перспектива, день, два?

— Спасибо огромное за напоминание. Я хотел сказать, что мы приняли решение провести завтра полноценную презентацию с прессконференцией в агентстве «Интерфакс» в 12 часов. И приглашаем всех желающих принять участие. Считаем, что наш институт, с наши взглядами по проблемам жизни края – это будет хорошая площадка для всех: и политиков, и общественно активных, заинтересованных граждан в развитии Пермского края. Наш институт называется институт поддержки общественных инициатив. Приходите к нам в институт, и мы будем с вами вместе думать, как обустраивать наш Пермский край.

—  Большое спасибо, Олег Алексеевич Хараськин в прямом эфире на «Эхе Перми». Программу провел Артем Жаворонков, до свидания, до новых встреч.

 Программа вышла в эфир 25 апреля


Обсуждение
3124
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.