Верхний баннер
09:39 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 25 СЕНТЯБРЯ 2017

$ 57.65 € 69.07

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

12:15, 08 августа 2016
Автор: Юлия Хлобыст

«Мы превращаемся в провинциальный город, потому что уезжают умы, уезжают люди. А уезжают они за качеством жизни, другим качеством жизни. Поэтому вкладываться нужно в развитие, нужно вкладываться в людей», — Дмитрий Скриванов, депутат ЗС

Ю. Хлобыст: Помните те времена, когда на наших маленьких кухнях обсуждались все события нашей жизни? Именно на кухне возникали самые живые дискуссии. Здесь задавали самые неудобные вопросы и здесь же на них отвечали. Если вы не помните эти времена или просто хотите понимать суть событий, слушайте «Эхо Перми», потому что только у нас по пятницам, в 13:00, на нашей «Кухне» мы будем собираться, спорить, обсуждать, строить прогнозы – в общем, соображать на троих. Юлия Хлобыст, Евгений Плотников, политобозреватель газеты «Звезда», и Дмитрий Скриванов, депутат Законодательного собрания Пермского края сегодня на «Кухне» «Эха». Добрый день!

Е. Плотников: Добрый день!

Д. Скриванов: Добрый день!

Е. Плотников: Ну, у нас всегда все кухонные разговоры начинаются с денег, да?

Д. Скриванов: Нет, обычно «ты меня уважаешь?», а потом уже с денег.

Е. Плотников: Это потом.

Д. Скриванов: А потом уже с денег.

Ю. Хлобыст: Этим мы закончим... этим мы закончим.

Е. Плотников: Да, да, да, да, да. Но деньги всегда присутствуют, вот. Мы начинаем с того, что ситуация в финансово-бюджетной сфере, поскольку вы многолетний уже депутат законодательного собрания, один из рекордсменов. Перечислять не будем. Четыре созыва, да?

Д. Скриванов: Да, четыре раза я выбирался.

Е. Плотников: Да, с 1999 года.

Д. Скриванов: Один созыв был неполный.

Е. Плотников: Да, да, да, вот. Естественно, видели всякие бюджетные времена и так далее, и так далее. Вот, уже на базе этого опыта можно какие-то анализы, какие-то сравнения проводить, да? Предположим, времена Чиркунова если вспомнить, он говорил: «Никакого дефицита, давайте как бы жить так, чтобы у нас профицит был». Ну и, в общем, так вот жили, да? Может быть, там где-то колотили понты, что наш регион такой самодостаточный, мы крутые. и потом, да, приход нового губернатора, который говорит: «А что мы? Зачем хвастаемся, да? Давайте сейчас, как все, сейчас размотаем дефицит, будем в пределах 15% болтаться. А как жить будем? Ну, посмотрим». Что, «кто не занимает – тот не развивается» – такой тезис был тогда в свое время у предпринимателей. Ваше мнение? Какой должен быть бюджетный процесс? Та схема, эта схема? Что лучше?

Д. Скриванов: Понимаете, очень сложно сказать, на самом деле, что лучше. Можно сказать, что время при Чиркунове Олеге Анатольевиче и при Басаргине Викторе Фёдоровиче – это разное время. В свое время идеологема была следующая – мы проходим тучные времена. А это были именно тучные времена, как вы помните...

Е. Плотников: В нефти купались.

Д. Скриванов: Мы хорошо, да, собирали в бюджет. У нас были нефтяные хорошие средства, и не только нефтяные. У нас был консолидированный бюджет по «калийщикам» и не было никаких возвратов из бюджета. У нас практически не было никаких преференций адресных, я имею в виду в данном случае льгот у «Газпрома» или еще кому-то. Значит, и бюджетная политика строилась таким образом: мы проходим тучные времена, в тучные времена мы должны накопить тот баланс, который нам позволит – потому что за тучными временами всегда идут тощие времена – позволит нам прожить тощие времена. Значит, такой баланс мы накопили в размере 27 млрд рублей в то время. Это была идеологема именно. Значит, и мы говорили не о том, что надо зажимать, условно говоря, бюджет, а мы говорили о том, что деньги нужно собирать, пока у нас есть такая возможность. В то же время другие регионы постольку, поскольку времена были тучные и очень просто было привлечь деньги, привлекали эти деньги и строили на эти деньги разные инвестиционные проекты. Были девелоперские проекты, были проекты по запуску заводов. Ну вот, если вот сегодня приехать в Казань, то мы видим, что это практически европейская столица.

Е. Плотников: Другой город.

Д. Скриванов: Ну я по-другому никак не скажу. По крайней мере, с точки зрения архитектуры и с точки зрения облика города, я считаю, что отличить ее от какой-то европейской столицы очень сложно. Вот они в тучные времена привлекали эти деньги. Но только за тучными временами пришли тощие времена. Значит, и когда все начали отдавать деньги, мы начали привлекать деньги, понимаете?

Ю. Хлобыст: Всё наоборот?

Д. Скриванов: Всё наоборот. Значит, вот эти 27 млрд рублей, они были очень быстро потрачены – те, которые, собственно говоря...

Е. Плотников: Олег Анатольевич оставил в наследство.

Д. Скриванов: Олег Анатольевич... Я считаю, что это краевые деньги, деньги бюджета налогоплательщика.

Е. Плотников: Ну, той команды, я бы сказал.

Д. Скриванов: Значит, это деньги налогоплательщика, но которые были в бюджете, благодаря которым мы могли пройти бездефицитно эти тощие времена. Значит, мы их благополучно потратили, после этого начали занимать, но только уже занимать не на развитие, а на текущую деятельность. Это совершенно несколько... Ну совершенно разные вещи.

Ю. Хлобыст: Четыре миллиарда рублей, которые сейчас планируется привлечь, это тоже всё на текущую деятельность?

Д. Скриванов: Это всё на текущую деятельность. Мало того, планируется, что мы будем в год тратить, и сегодня, насколько я помню, заложено в бюджете, порядка 1 млрд 200 млн только на обслуживание государственного долга. К слову сказать, наша инвестиционная программа где-то сопоставима по деньгам с этими 1 млрд 200 млн рублей. Поэтому, знаете, в каждом отдельном случае или в каждое отдельное время должна быть своя какая-то идеология развития края. Очень сложно сравнивать до 2008 года, собственно говоря, экономику, и развитие края, и ту бюджетную политику, которая складывалась, с той бюджетной политикой, которая сегодня складывается. Если говорить о сегодняшней бюджетной политике, то, конечно, экономия. У нас других вариантов нет, то есть мы должны экономить, пытаться, значит, сделать так, чтобы, как говорят китайцы «кризис – это не только, собственно говоря, какие-то минусы, но это еще и возможности», то есть пытаться сыграть на этих возможностях. То есть занимая, для того чтобы развить эти возможности, или экономя, для того чтобы развить эти возможности – я понимаю. Экономя для того, чтобы тратить на текущую деятельность, ну я, честно говоря, не очень понимаю, то есть я считаю, что эта политика в никуда. Может быть, она себя оправдает в каком-то периоде, но, честно говоря, я очень сомневаюсь.

Ю. Хлобыст: Послушайте, а как вообще тогда, вот новый состав заксобрания, да, который придет уже буквально в сентябре, в октябре, будет планировать уже и бюджет на новую трехлетку. Вы говорите: нужна идеологема – новая идея, да, насколько я понимаю.

Д. Скриванов: Да.

Ю. Хлобыст: Как жить дальше?

Д. Скриванов: Да.

Ю. Хлобыст: Вот на ваш взгляд, какая это должна быть идеологема? Были у нас толстые времена, были... сейчас тощие времена. Что дальше? Я боюсь, что со дна кто-нибудь постучит.

Е. Плотников: Я бы еще дополнил, что сегодня основная получается такая вот идеология, да – это мы занимаем сначала у коммерческих банков, потом перекредитуемся в федеральном казначействе под 0,1%. Это как бы преподносится как главная идеология и главное достижение. Вот, поэтому, конечно, нас интересует: как вообще все это отдаваться будет? Сегодня там, ну, средние разнятся – от 30 до 40 млрд совокупный долг Пермского края. Как будем отдавать, как жить? Как планировать бюджет?

Д. Скриванов: Без вариантов – отдавать будут наши потомки, наши дети будут отдавать.

Ю. Хлобыст: Слушайте, мы какие-то... как это? Банкроты, получается.

Е. Плотников: Страшное дело.

Д. Скриванов: Но, понимаете, говорить и рисовать какую-то картину апокалипсиса по отношению к Пермскому краю достаточно было бы неправильно. Потому что если брать и сравнивать нас с другими регионами, то мы, наверное, где-то в центре – и по объему заимствований, и по объему долга бюджета, и по тем средствам, которые мы выделяем и в социальную отрасль, еще куда-то, то есть мы и не худшие, и не лучшие. Но только вот еще раз повторяю: время разное. Понимаете? Вот здесь вот маленький... маленький нюанс. Как это всегда говорится: а дело в нюансах, собственно говоря, или черт кроется в нюансах.

Ю. Хлобыст: Дьявол кроется в деталях.

Д. Скриванов: Дьявол – точно.

Ю. Хлобыст: Хорошо. Тогда зайду с другой стороны. На протяжении вот этого всего срока, всех тех лет, когда вы работали в краевом парламенте, вы всегда призывали расставлять приоритеты при планировании бюджета.

Д. Скриванов: Да.

Ю. Хлобыст: Давайте тогда так. Вот какие приоритеты на будущую трехлетку нужно расставить, чтобы нам, с одной стороны, поддерживать текущую деятельность.

Е. Плотников: Помогите правительству.

Ю. Хлобыст: А, с другой стороны, ну чтобы что-то хоть, чтобы на будущее какой-то задел.

Е. Плотников: Дмитрий Станиславович, в помощь правительству.

Д. Скриванов: Приоритет развития. Вариантов нет. Мы потихонечку превращаемся в провинциальный город. Значит, в провинциальный город мы превращаемся не только потому, что у нас там архитектура, не только потому, что мы не вкладываемся в ливневую канализацию или еще во что-то. Мы превращаемся в провинциальный город, потому что уезжают умы, уезжают люди. Значит, а уезжают они за качеством жизни, другим качеством жизни. Поэтому вкладываться нужно в развитие, нужно вкладываться в людей. У нас очень хорошая высшая школа, у нас очень хорошее среднее образование. Надо так делать, чтобы люди оставались здесь и чувствовали, что здесь им...

Ю. Хлобыст: Слушайте, но расходы на «социалку» всегда (извините, что перебила) расходы на социалку они всегда занимают львиную долю бюджета.

Д. Скриванов: А я говорю не о социалке.

Ю. Хлобыст: А о чем?

Д. Скриванов: Вот я говорю о том, что социалка у нас как раз более-менее. Вот если говорить об образовании. Мы человека воспитали. Человек родился в Пермском крае, дальше человек получил образование в Пермском крае, а дальше его нужно здесь задержать. Как его можно задержать?

Е. Плотников: В вузе только.

Д. Скриванов: Хорошо. Он пошел в вуз.

Е. Плотников: Перспективная работа.

Д. Скриванов: Учитывая наше количество и учитывая объем бюджетных средств, бюджетных мест, вернее, которые есть в вузе, он поступил в наш вуз и на бюджетной основе закончил этот вуз. Значит, кто-то на платной основе закончил вуз. Дальше перед ним встает дилемма – либо уехать ему в Казань, потому что ему нравится город, ему нравится там доступность спортивных объектов.

Е. Плотников: Или в Екатеринбург.

Д. Скриванов: Или в Екатеринбург, например. Потому что ему нравится доступность каких-нибудь культурных объектов. Либо остаться в нашем городе. И под «качеством жизни», и под словом «развитие» я имею в виду все многообразие этой культуры. Это и производство, рабочие места в обязательном порядке. Это и дороги. Понимаете, меня очень сильно, как сказать, не то, чтобы даже напрягает, а я не могу понять, когда средства, которые у нас формируются в бюджете и должны быть потрачены на дороги, расходуются на другие отрасли, то есть или мы их вообще не расходуем, то есть я этого понять не могу. Или средства, которые у нас запланированы в бюджете на инвестиционные объекты даже при том, что у нас дефицитные бюджеты, тяжелый бюджет, не расходуются вообще. То есть мы не развиваемся. Мы постепенно начинаем проигрывать конкуренцию за людей полностью. Сейчас, являясь человеком, который так или иначе является работодателем для многих людей, я очень остро ощущаю нехватку людей, нехватку умов. И только вот, ну, может быть, истинные патриоты или те, кто уже в силу возраста не хотел бы двигаться или в силу каких-то причин, не знаю, может быть, прикипел, семья, значит, не двигается, значит, большая часть людей почему-то рассматривают для себя – Москва, Ленинград. У меня огромное количество знакомых уехало. Я не говорю о том, что уезжают за границу, потому что за границу уезжать дорого, но можно уезжать в Питер, можно уезжать в Москву, можно уезжать в Ленинград и в Екатеринбург. Там есть рабочие места, там тоже нужны толковые ребята. Так задержать их можно только качеством жизни. Качество жизни – это развитие, развитие в целом. Понимаете? А расходуете эти бюджеты... Вот не должно быть таких дорог, не должно быть такой ливневой канализации. Вот давайте от простейшего к сложному.

Ю. Хлобыст: И не должны... и не должны быть неизрасходованные деньги.

Д. Скриванов: В то же самое время... Вот смотрите, элементарный пример –оперный театр.

Е. Плотников: Оперный театр, да. Зоопарк, галерея.

Д. Скриванов: Я даже не про то, что его не построили, или не то, что не приступили еще к стройке, не могут согласовать проект. Я про то, что мы сегодня имеем оперный театр. Значит, он всеми критиками, даже людьми, которые не отягощены вот этим культурным сознанием того, что из себя представляет оперный театр, значит, не отягощены сознанием, кто руководит этим оперным театром, и то слышал по поводу того, что наш оперный театр является одним из лучших в России. Теперь давайте посмотрим на площадь перед оперным театром и вспомним, если мы были за границей, условно говоря, как выглядят похожие площади перед оперными театрами или вообще перед театрами за границей. Там какие-то кафешки есть…

Е. Плотников: Ну как Курентзис говорит: театральное кафе нужно, да, хотя бы.

Д. Скриванов: Да, не одно. Понимаете, это целый кластер должен быть. То есть люди вышли, люди посетили там культурное учреждение, после этого они вышли, они потратили, во-первых, свои деньги, они сработали на малый и средний бизнес, который оказывает эту услугу. И в целом вот эта площадь, она будет живой тогда. Сейчас она мертвая. Там стоит Владимир Ильич Ленин. Кроме него, по-моему, там редко кто надолго останавливается. Там мамы, конечно, гуляют с колясками…

Е. Плотников: Ну лавочки есть, да.

Д. Скриванов: Да, я просто несколько раз там был и вижу, насколько это как бы необжитое место. Вот таких вещей, на самом деле, много.

Е. Плотников: Ну это как бы советское прошлое там осталось.

Д. Скриванов: Да, но вот именно такие вещи формируют комфорт жизни и качество жизни, понимаете? Когда я говорю о развитии, я говорю в том числе и об этом. Очень важная тема – это рабочие места. У нас, например, Кунгур. Сейчас закрывается там машиностроительный завод. Он уже закрылся практически. Там 600 человек сегодня увольняют на улицу. Насколько я знаю, будет сокращение по «Уралкалию», там, по-моему, 2000–2500 человек. Нам нужно сейчас уже думать о том, куда эти люди, собственно говоря, придут работать. Нужно...

Е. Плотников: Пока они не деградировали, не съехали.

Д. Скриванов: Точно.

Е. Плотников: Толковые съедут, а которые не толковые деградируют.

Д. Скриванов: Точно, точно. Значит, у нас есть пример и одного, и второго, да? Про второе мы только что проговорили про «съедут». Значит, по поводу «деградируют». У нас есть Кизел.

Е. Плотников: Кизел.

Д. Скриванов: Кизеловская территория. Я заезжаю на кизеловскую территорию, вижу такой огромный щит три на шесть, черный, на котором написано: «Мы не депрессивны». То есть это сразу формирует такое позитивное отношение к территории…

Ю. Хлобыст: А дальше... а дальше проезжаешь, да, и вот эти дома с окнами, как после войны, у меня такое ощущение.

Е. Плотников: С выбитыми стеклами.

Д. Скриванов: Совершенно точно. И нам нужно формировать рабочие места. Нам нужно организовывать эти рабочие места. У нас есть сейчас точки роста, у нас есть «Пермские моторы». Я не знаю, люди в тяжелые 90-е года пережили всю перестройку, значит, тем не менее, сохранили научный потенциал. Не имея достаточных технологий, они все равно изготавливают то, что сегодня необходимо стране. И страна готова за это платить, федеральный бюджет.

Е. Плотников: И Иноземцев никуда не уехал.

Д. Скриванов: Совершенно точно, совершенно точно. Значит, берем, например, кластеры у «Роскосмоса». Называется он «Новый Звездный». Огромные средства для инвестирования предполагаются, значит, огромное количество рабочих мест, вплоть до того, что планируется там построить жилища, организовать, может быть, жилье, организовать какое-то закрытое территориальное образование даже. Ну то есть создать целый кластер, понимаете? С культурными учреждениями, с образовательными учреждениями, с жильем. Надо вот в это вкладываться, надо сейчас в это вкладываться. Причем, в чем, на мой взгляд, является важной миссия правительства, высших должностных лиц? В привлечении средств и в софинансировании из регионального бюджета вот таких точек роста, чтобы у людей были рабочие места.

Ю. Хлобыст: Продолжаем посиделки на политической кухне «Эха», или просто на «Кухне» «Эха». Кому как больше нравится. Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда», Юлия Хлобыст. Мы у микрофонов. А гость нашей «Кухни» сегодня – депутат Законодательного собрания Пермского края Дмитрий Скриванов. Еще раз добрый день, Дмитрий Станиславович!

Д. Скриванов: Добрый день!

Ю. Хлобыст: Вот, в первой части программы, да, вот буквально вы, так скажем, очень... очень четко, очень четко разложили по полочкам что нужно сделать, да?

Е. Плотников: Дмитрий Станиславович наш обнадежил.

Ю. Хлобыст: Да. А-а-а... А второй вопрос возникает: а как? Как это сделать?

Д. Скриванов: Просто нужно делать.

Ю. Хлобыст: Понимаете, вот а здесь возникает второй вопрос.

Е. Плотников: Да.

Ю. Хлобыст: Мы с Евгением обсуждали тоже эту тему накануне.

Е. Плотников: Вопрос, вообще... Ведь это не только, так скажем, правительство, да, то есть, если уповать только, что должно там делать правительство, то это вряд ли куда-то двинется, потому что есть еще органы местного самоуправления, да, которые задействованы во всех процессах. Без желания городских властей – хоть в Перми, хоть в Соликамске, хоть в Кунгуре – без разницы, ничего там, собственно, и не разовьешь. Я думаю, что вы с этим согласитесь.

Д. Скриванов: Согласен.

Е. Плотников: Да. В связи с этим у нас опять... Мы возвращаемся к разным эпохам, да, вспоминая эпоху, которая была при Чиркунове, и вспоминая... и смотря на сегодняшнюю эпоху. Раньше главы выбирались на выборах. Олег Анатольевич неоднократно заявлял: «Мне нужны сильные главы, да, победившие на выборах, чтобы они несли ответственность за свои территории, за развитие своих территорий. Чем они лучше работают, тем мы будем сильнее». И смотрим на сегодняшнюю ситуацию, когда, собственно, все прямые выборы у нас сегодня отменены, да, и главы назначаются, главы, будем прямо говорить, такие, не самые харизматичные, не самые выдающиеся управленцы, которые, ну, по сути дела, назначаются администрацией губернатора с их участием, так скажем. В связи с этим вопрос: вы как считаете, как должно быть? Вообще, что делать с главами? Не слишком ли...

Ю. Хлобыст: И надо ли с ними вообще что-то делать?

Е. Плотников: Да, или пусть они там. Назначать их – и всё. Вертикаль такая есть. Им, значит, Виктор Фёдорович дает указание: всем быстро там, всё там развивать – они быстро подорвались, всё развили и всё движется.

Д. Скриванов: Понимаете, здесь первый вопрос, которого бы я коснулся – это правила игры. То есть для глав должны быть разработаны четкие правила игры. В чем, собственно говоря, измеряется эффективность главы? Если это измеряется в количестве освоенных сельскохозяйственных земель, мы имеем в виду сельские территории, это один вариант. Если это измеряется в лояльности к кому-то – это второй вариант. Значит, это вот как раз тот случай, если вы не занимаетесь политикой, то политика занимается вами. Значит, я согласен полностью с тем посылом, что у глав должна быть собственная мотивация на развитие территории. Главы должны быть подотчетны населению. На сегодняшний день, к сожалению, и глядя на общие правила игры, и глядя, собственно говоря, по каким результатам с глав спрашивают, только некоторые из них занимаются развитием территории. Причем, я уже так смотрю, они занимаются этим не потому, что их к этому побуждает ситуация, а потому что они по-другому делать не могут. Вот есть такие люди...

Е. Плотников: Они где-то научились в свое время, да?

Д. Скриванов: Нет. Вот есть такие люди, которые, в принципе, зарплата не является главным мотиватором или должность не является главным мотиватором, а собственные амбиции, может быть, фамилия, может быть...

Е. Плотников: И как в историю войти?

Д. Скриванов: Да, почему нет? Да, может быть, я не знаю...

Е. Плотников: Ну как в Кунгуре мост имени Кокшарова, да?

Д. Скриванов: Да, да. Хотят, чтобы запомнили их время, их руководство на данной территории. Благодаря этому вкалывают, благодаря этому делают всё необходимое для муниципального образования. Здесь как бы очень важно другое. Вот вы затронули вопрос по поводу выборности глав. Когда выбирали глав, выбирались тоже, на самом деле, разные. Я помню, что выбирались люди абсолютно не мотивированные. Я в своё время одному главе задаю вопрос: «Вот ты выбрался. Как ты выбрался вообще?» Он говорит: «Ты знаешь, мне Иван Иванович дал 50 000 рублей, Петр Петрович дал 50 000 рублей. За 100 000 я сделал выборы». Вместе с тем, значит, когда я с ним разговаривал, у него поселок... не поселок, а целое муниципальное образование готово было замерзнуть, и он палец о палец не ударил, собственно говоря, для того чтобы оно не замерзло. То есть я ему привез этот мазут, я договорился по поводу того, чтобы этот мазут был. Значит, и в конце концов он этим мазутом перекрылся. Поэтому сказать однозначно, что лучше та или другая система, мне кажется, сложно. Здесь, скорее, в целом система управления, понимаете? И при той системе административный ресурс, региональный административный ресурс очень сильно влиял на глав, потому любая бюджетная обеспеченность, она, по большому счету, проходит через региональный бюджет. Мы знаем, что муниципальные и поселенческие полномочия в полном объеме не обеспечены. Мы знаем, что в конце концов они получают либо по нормативу, либо по отдельным программам на развитие...

Е. Плотников: Не, ну скажите, ну СССР был ведь по подушовке? Его критиковали, но каждый глава знал, что у него есть маленький мешочек, который ему все равно дадут при любой погоде. Сейчас ведь этого нет.

Д. Скриванов: Согласен.

Е. Плотников: Глава в немилость попал – всё, порезали там. Всё – иди отдыхай.

Д. Скриванов: Согласен, согласен. Значит, средства воздействия на главу были и тогда. То есть сказать о том, что тогда было все абсолютно прозрачно и не было никаких административных средств воздействия посредством финансов, я не могу. Они были и тогда, эти средства воздействия. Поэтому вот еще раз. Возвращаясь к тому – выборный глава или не выборный глава – я бы, скорее, склонялся к тому, что нужно вырабатывать правила игры, которые бы четко, значит, у главы, ну, я не знаю, как-то стимулировали мотивацию, мотивацию к развитию собственной территории. Политическая ситуация в районе, либо, я не знаю, политическая лояльность – точно не является основанием для того, чтобы говорить о том, что глава хороший или глава плохой. Что он сделал для людей?

Е. Плотников: Не, подождите. А население? А население воспитывать надо или нет? То есть если за него все решили, ему... его кому-то поставили, да, кто-то пришел в территорию, говорят: «Вот это Иван Иванович. Он будет вашим главой».

Ю. Хлобыст: Может быть, Иван Иванович окажется очень хорошим человеком и очень таким ответственным. Будет работать не за какие-то там стимулы, понимаешь, а вот за то, чтобы потом жители его поселка или города его вспоминали, на самом деле.

Д. Скриванов: Смешанная должна быть система. Вот в свое время я говорил об этом. И сейчас уверен в том, что смешанная должна быть система. Вот если мы говорим о муниципалитете город Пермь, то я считаю, что нужно избирать, потому что мы можем получить менеджера, который будет в периоде закладывать на долгие годы свою фамилию, значит, и будет стараться не потому, чтобы выслужиться перед кем-то, а будет стараться, потому что хотел бы, чтобы о его хороших делах вспоминали его дети, понимаете? И не зарплата его будет мотивировать, и перед людьми он будет соответствующим образом отчитываться. Но есть маленькие муниципалитеты, ну сложно даже найти поселенческого депутата. Вот мы, понимаете, сталкиваемся с вами с кадровым...

Ю. Хлобыст: Голодом?

Д. Скриванов: С кадровой проблемой, с кадровым голодом. Совершенно точно.

Е. Плотников: Как избиркомы, сегодня которые говорят, что нам нужно, чтобы альтернативные выборы были, а в поселенческие никто не идет, и делают многомандатные округа.

Д. Скриванов: Всё правильно вы говорите, Евгений. В этой связи должна быть смешанная система: где-то назначаем, где-то выбираем. Нужно как бы от разумного исходить. Но для них очень важны, еще раз повторяю, правила игры и мотивация.

Е. Плотников: Не, для глав важны, а для населения как? Вот, если население не выбирает главу, то какое у него вообще отношение к власти? То есть он не сопричастен, ничего, да? То есть как вот?

Ю. Хлобыст: Слушай, ну вот раньше тоже ведь не выбирались главы. Ну вот вспомни там... Всех, всех царей назначали. Все, все, все были назначены, а ведь, например, Модераха мы до сих пор помним.

Е. Плотников: Ну, мы уже не помним. И как было на самом деле никто не знает.

Д. Скриванов: Но слышали.

Е. Плотников: Он остался в истории и всё. Может быть, он был бы...

Д. Скриванов: Сложно сказать.

Ю. Хлобыст: А как, кстати, как тогда... Как вот? Как вы говорите, вот должна быть смешанная система, то есть разделить там, допустим, с... для населенных пунктов с количеством до 500 000 такая система, свыше 500 000 населения, значит, выборная.

Д. Скриванов: Может быть так. Может быть так. Надо смотреть закон.

Е. Плотников: Не, ну, предположим, взять те же Кунгур, Соликамск – там всегда найдутся люди, которые, в общем-то, в состоянии. Это мы говорим уж совсем маленькие муниципалитеты типа Куединского района. Там, может быть, лидеров нету. В других-то все равно в крупных городах...

Д. Скриванов: Да и Чернушка, я тоже думаю. Надо просто вот смотреть по муниципальным образованиям. Смотрите, у нас Чернушка, центр нефтянки. В любом случае, высокий уровень образования, высокий уровень профессиональной подготовленности людей, значит, и кто-то может себя реализовать, в том числе в политике, в административно-хозяйственной деятельности, то есть в органах местного самоуправления.

Е. Плотников: Ну тут же выходили же... Тот же Хараськин, да. Ну да, были люди.

Д. Скриванов: Совершенно точно. Значит, берем Чайковский. Газовики. Очень высокий уровень интеллектуальный, значит, очень высокий уровень образованности. В свое время, значит, город – это была такая сборная солянка и советская стройка, но, тем не менее, туда привлекалось огромное количество генетического потенциала. И сегодня город способен там родить собственного лидера. Значит, к сожалению, есть там проблемы, там город, район. До сих пор это разные муниципальные образования. В этой связи возникают кое-какие, не кое-какие, а серьезные трения, но, тем не менее, ситуация благоволит. Город Пермь, я не знаю, город Кунгур, то есть в таких городах можно избирать градоначальников.

Ю. Хлобыст: То есть я правильно понимаю, что вот тот законопроект, который заходит вот на августовскую пленарку, возможность... появление возможности, да, прямых выборов, то есть это как бы...

Е. Плотников: Включение в уставы.

Ю. Хлобыст: ...шажочек. Или... или это какая-то такая вот сейчас предвыборная такая PR-точка.

Е. Плотников: Или это конституционный суд что-то там решил, что нужно саму возможность предусмотреть прямых выборов?

Д. Скриванов: Ну, скажем так. Значит, вот уже проработав в законодательном собрании, по-моему, 14 лет, я вам могу сказать так, что из любого законопроекта, который зашел в законодательное собрание, в конце концов либо может выйти рабочий закон, либо может не выйти ничего. Потому что формальные процедуры таковы, что этот законопроект, зайдя в законодательное собрание, может оставаться там год или полтора.

Е. Плотников: Тем более учитывая, что вам осталось всего один... депутатам ЗС этого созыва всего одна пленарка.

Д. Скриванов: Точно.

Е. Плотников: То есть, по сути дела...

Д. Скриванов: Значит, любой законопроект, зайдя в законодательное собрание, может получить отрицательное заключение какого-то из органа. Может быть создана совместная комиссия для устранения разногласия.

Ю. Хлобыст: И устранять их могут очень-очень долго.

Е. Плотников: Ну, или губернатор...

Д. Скриванов: Или устранить так, что...

Ю. Хлобыст: Что вообще устраниться весь смысл.

Д. Скриванов: Совершенно точно. Близкого подобия не будет от того, что зашло, и от того, что вышло. Поэтому еще раз повторяю, здесь важна политическая воля, договоренность. Мы часто говорим о гражданском обществе, да, но, по идее, политические наши лидеры должны договориться с обществом: «Ребята, будет так. Вот такие правила игры. Вот здесь избираем, вот здесь назначаем». Дальше уже любой законопроект, который заходит, мы его рассматриваем не с точки зрения какого-либо PR в отношении, условно говоря, человека, который внес этот закон, либо организации, которая внесла этот закон, тех, кто обладает правом законодательной инициативы, а рассматриваем как объект для какой-то конкретной работы, для того, чтобы выработать эти правила игры.

Е. Плотников: Хорошо. Один вопрос не договорили. Вы сами-то, вот когда... Просто интересно.

Ю. Хлобыст: А сами-то вы как голосовали?

Е. Плотников: Вы сами-то как голосовали? Когда отменялся, значит, закон, связанный с прямыми выборами, предусматривающий прямые выборы, вы как голосовали?

Д. Скриванов: Если я скажу, что я не помню, то это плохо очень будет, нет?

Е. Плотников: Ну, нет.

Ю. Хлобыст: Как пишется в этих, в соцсетях: минус 500 к карме.

Д. Скриванов: Хорошо. Значит, но я могу сказать следующее. Я, честно говорю, не помню действительно как голосовал за этот закон. Но тут две вещи. Значит, есть партийная дисциплина, есть фракция «Единая Россия» в законодательном собрании. Я давно, с 2006 года, являюсь членом «Единой России» и во фракции «Единая Россия» в законодательном собрании. Если фракция приняла консолидированное решение, то ни один из членов фракции не может проголосовать по-другому. Я ни разу за прошедшие пять лет последние, пять лет работы в законодательном собрании не нарушил эту дисциплину и считаю это правильным. В свое время я вступал, можно об этом долго говорить, почему я вступал в «Единую Россию», но на сегодняшний день считаю, что и перебегать, и выходить – это было бы неправильным. То есть я разделяю ту консервативную политику, которая ведется. Значит, сказать, что всё безошибочно и что, может быть, вот это голосование не было какой-то ошибкой я тоже не могу, честно говоря.

Е. Плотников: Не, Дмитрий Станиславович, вы зря на себя наговариваете. Я смотрел результаты голосования. Вы не голосовали. Вас не было. Вы были в командировке. И что...

Д. Скриванов: Но, Женя, я хотел сказать о другом.

Е. Плотников: Что касаемо партийной дисциплины, на самом деле, как бы не взирая на решение фракции «Единая Россия», господин Жданов воздержался, остальные – да. Остальные члены фракции проголосовали «за».

Д. Скриванов: Ну вот, смотрите. Я хотел сказать о другом. В свое время, это были прошлые выборы, по-моему, депутатов законодательного собрания и Государственной думы, проводился тоже праймериз, но он был в усеченном варианте. Если поднять сейчас записи того праймериз, то я везде говорил, что самый главный наказ, который может оформить Пермский край, это была моя личная позиция, и действительно очень много людей по этому поводу обращались в приемную Владимира Владимировича о том, что первые лица региона должны избираться. В конце концов, такой закон был принят. Вот у нас, если будут выборы, следующие выборы 2017 года, то они уже будут выборы по избранию губернатора Пермского края.

Е. Плотников: Дмитрий Станиславович, все уже забыли в Пермском крае как избирать губернаторов. Мы с 2000 года их не избираем. Первый регион, где был губернатор-назначенец и последний регион.

Ю. Хлобыст: Шестнадцать лет уже. Поколение выросло.

Е. Плотников: Не, Чиркунов был одним из первых губернаторов, который был назначен, и Басаргин был последним. Но разве нет?

Д. Скриванов: Разве, да, разве, да, разве, да. И я тоже сторонник того, что эта культура должна была бы существовать, скорее... Не могу объяснить, собственно говоря, почему были приняты такие законы. Это законы федеральные. Наверное, на тот момент они были правильные, но суть в том, что мы вернулись к выборам губернаторам. Вернулись. В 2017 году мы будем выбирать губернатора.

Е. Плотников: Как в первый раз.

Ю. Хлобыст: В связи с выборами...

Д. Скриванов: Как в первый раз.

Ю. Хлобыст: Да. В связи... в связи с выборами встает вопрос доверия. У нас так случается на нашей территории, Пермского края, да, что вот факты говорят сами за себя. Ничего личного, как говорится, просто факты. Идут какие-то постоянно на протяжении вот нескольких лет, значит, чиновники проворовываются, идут посадки, значит, и так далее, и тому подобное. И вот, когда разговариваешь так вот на кухне...

Е. Плотников: Так, нет, мы с Юлей болтали и вспоминали, что единственный, кто, когда в 2012 году назначали господина Панова премьером, единственный, кто начинал задавать вопросы, это Дмитрий Станиславович Скриванов. Он сказал: «Вы нам расскажите, пожалуйста, кто он, откуда, любит ли Пермский край? Почему мы должны брать кота в мешке?» А все говорили: «Да, ничего страшного. Давайте проголосуем и всё». Да, помните ведь? Интересно же было?

Д. Скриванов: Да, но здесь вы подняли вот несколько вопросов сразу. Значит, один из них – это ответственность элиты. «Элита» в данном случае, может быть, слово не очень удачное, но ответственность тех людей, которых избрали либо номинировали для того, чтобы они представляли интересны огромного количества людей.

Е. Плотников: Всего Пермского края.

Д. Скриванов: Да, всего Пермского края. Я тогда говорил, вот когда назначали господина Панова, я говорил: «Слушайте, ну вот в зале огромное количество промышленников, директоров предприятий. Вы никогда не будете брать к себе на работу человека, не установив ему какой-то испытательный срок. Давайте установим испытательный срок в течение полугода. Пусть он будет и.о., а через полгода мы посмотрим. Если он эффективен, то мы его назначаем». На что все сказали: «Нет, у нас есть кредит доверия губернатору, значит, а в этой связи этот кредит доверия распространяется в том числе и на господина Панова». Результат мы помним. Он, к сожалению, для края оказался плачевным. Мало того, это вся вот линейка продолжилась. Но второй вопрос, который вы подняли, это ответственность чиновников как раз во власти. Вот мое мнение заключается в том... Мне легко об этом говорить, я никогда не работал с бюджетом и, честно говоря, всегда сторонюсь бюджета. Мое мнение заключается в том, что люди, работающие с бюджетом, и люди во власти – это должны быть абсолютно разные люди. Если человек...

Ю. Хлобыст: Что вы имеете в виду?

Д. Скриванов: Если человек аффилирован, условно говоря, к какому-то предприятию либо к какой-то фирме, а фирма...

Е. Плотников: То есть человек не может сидеть на двух стульях, да?

Д. Скриванов: Ну я считаю, не имеет права. Вот не имеет права. Потому что в любом случае возникает конфликт интересов и в любом случае возникает соблазн.

Ю. Хлобыст: Мне кажется, ведь это и сейчас в законе прописано, что нельзя сидеть на двух стульях, но...

Д. Скриванов: Надо тоже прописать. Вот сейчас прописали, например, для родственников по поводу того, что не имеют право иметь недвижимость за границей, не имеют, и не имеют право иметь счета за границей. Значит, должны декларировать не только доходы, но и расходы. Подписали.

Е. Плотников: Чтобы не было так, что муж сидит в правительстве, а жена у него занимается профильным бизнесом.

Д. Скриванов: То же самое нужно прописать, мне кажется, и для бизнеса. Ну потому что иными... в ином случае возникает конфликт интересов.

Е. Плотников: Они также сидят на кухне, да, они также сидят на кухне и пилят бюджет.

Д. Скриванов: И тоже планируют. Ну я не знаю. Это, понимаете, у кого как ума хватает, честно говоря. Мое мнение, что... по крайней мере, последние действия, которые производит федеральная власть, настраивая на то, что там «ребят, надо заканчивать как-то потихоньку со всем этим хозяйством».

Е. Плотников: Это федеральная власть говорит: «Давайте заканчивать». Понимаете, мы тут уже после того, как господина Панченко задержали, попытались статистику провести. У нас, наверное, человек около 20 находится либо в местах лишения свободы, либо под следствием, либо уже судят, да, то есть людей, которые имеют непосредственное отношение к команде Виктора Фёдоровича, чиновники, руководители краевых учреждений и так далее. То есть, а скажите, вот мне хочется спросить, а депутаты что? Когда-то они скажут: «Доколе?» Да? Потому что это уже стыдно. Уже, понимаете, у нас уже там задержание чиновника очередного в аэропорту, да, который там, в общем-то...

Д. Скриванов: Воспринимается как рядовое событие.

Е. Плотников: Да, как ДТП, да. То есть, в принципе, в новостях уже так…

Д. Скриванов: Мне кажется, к ДТП больший интерес.

Ю. Хлобыст: Но с другой стороны... ну, с другой стороны, ну скажут депутаты: «Доколе?» – и что дальше-то?

Е. Плотников: Не, ну я не знаю, квоту недоверия…

Ю. Хлобыст: Возмутятся, скажем, вот августовская пленарка. Депутаты как один начинают возмущаться.

Е. Плотников: Да.

Д. Скриванов: А давайте посмотрим, вот вы анализируете просто депутатов законодательного собрания.

Е. Плотников: Не, Дмитрий Станиславович...

Д. Скриванов: Вы проанализируйте их политику. Значит, вот они пять лет работали депутатами законодательного собрания. Как они голосовали, что они высказывали? Что они обещали до этого времени на выборах? Что они выполнили, что они не выполнили? Вот сейчас самое время – избирательная кампания. Многие из них идут снова и снова просят доверия у избирателей. Самое время, я считаю, каждому ответить на простые вопросы. Вот ты голосовал за отмену льгот или голосовал против такого закона. Почему?

Е. Плотников: Голосовал за льготы для «Газпрома» под обещания, что нам тут построят несколько объектов.

Д. Скриванов: Покажи ледовый дворец.

Е. Плотников: Ни одного... ни одного.

Д. Скриванов: Вот ты не задавал вопрос по поводу предстоящего коллапса бюджетной системы. Почему? Ты не знал или тебе некогда было? Сейчас образовывается фонд, который начинает финансировать избирательные кампании, образовывается фонд из средств иностранного... которые перечисляются из компаний иностранного государства. Это как?

Е. Плотников: То есть это которые оффшорные, да, так называемые?

Д. Скриванов: Да, вот, ну практика сегодняшнего дня. Давайте так. Значит, центральная наша краевая избирательная комиссия, регистрируется партия, одна из партий... Значит, постольку, поскольку я являюсь членом партии «Единая Россия», регистрируется другая партия. Явное нарушение закона. Ну и что? Вчера в шесть часов должен был быть дедлайн для принятия документов. Отложили до восьми утра. Сейчас отложили до десяти утра. Понимаете?

Е. Плотников: Ждут.

Д. Скриванов: Ждут. Совершенно точно. Значит, останется ли это безнаказанным? Не знаю. У нас после каждых выборов посадки. Но только посадки уже, как говорит Владимир Владимирович, они стали настолько обычным делом, условно говоря, что к ДТП, как вы говорите, отношение более серьезное, чем к посадкам. Кого-то задержали в аэропорту за получение взятки. Ну так это же само собой разумеющееся – он же был чиновником. То есть думают...

Ю. Хлобыст: А может... может быть, вот такая карательная машина запущена – это лучше, чем штамповать законы, штамповать какие-то дополнительные акты, которых у нас вот столько уже.

Е. Плотников: Запретов и так много, а все равно не выполняется.

Ю. Хлобыст: То есть, может быть, действительно. Может быть, это правильная такая... правильное такое направление, когда не законы плодить, а ответственность за них как бы усиливать.

Д. Скриванов: Согласен. Только ответственность должна быть не избирательной. В моем понимании – это не я сказал – всегда в России тяжесть законов компенсировалась...

Ю. Хлобыст: Да, не обязательностью их исполнения.

Д. Скриванов: Да, не обязательностью их исполнения. На мой взгляд, если в равной ответственности будет и высшее должностное лицо, и, условно говоря, любой токарь, даже не тот, который избран в Государственную думу либо в законодательное собрание, а вообще там реальный человек рабочей профессии – вот это будет правильно.

Е. Плотников: Не, ну мы же можем посмотреть и на законодательное собрание, которое на следующей пленарке может исполнить, да, предписание от прокурора о лишении господина Саркисяна депутатских полномочий за наличие зарубежных активов, да, а может отложить на месяц, сделав вид, что как бы, ну у нас же по регламенту есть сроки, да. То есть тоже ведь принципиальная позиция. Исполнить закон как бы и по факту и по сути, или продинамить ситуацию, дождаться, пока полномочия господина Саркисяна закончатся сами собой.

Ю. Хлобыст: Короче, я поняла кто ответственен вообще за всю ситуацию в обществе – это журналисты. Потому что именно мы должны следить, значит, за всеми этими действиями.

Д. Скриванов: В том числе.

Ю. Хлобыст: Именно мы должны не отпускать эту ситуацию, говорить, писать. Понятно?

Е. Плотников: Так, нет. Пока они не проголосуют, от наших разговоров...

Д. Скриванов: Но я бы так не сказал. Я уверен, что журналисты вообще очень сильно влияют на любые общественные процессы. Я в этом просто уверен. У нас, к сожалению, не так много хороших журналистов, действительно разбирающихся в теме. Мне очень приятно всегда говорить с людьми, которые разбираются в теме. А, в основном, это какие-то поверхностные вещи, «а я что-то вот услышал» или «вот посмотрите вот здесь вот». И даже интерпретируются неправильно, когда ты объяснил все от и до. Но если действительно говорить о качественной пятой власти или четвертой властью вас называют…

Е. Плотников: Четвертая.

Ю. Хлобыст: Четвертая.

Д. Скриванов: Четвертой власти, значит, то вы таковой и являетесь, безусловно. Понимаете, а кто еще может вскрывать болевые проблемы общества? Только журналисты. Больше некому.

Ю. Хлобыст: Предлагаю на этой позитивной ноте закончить наши посиделки на «Кухни» «Эха». Спасибо Дмитрию Скриванову...

Д. Скриванов: Спасибо!

Ю. Хлобыст: ...что пришел, что пообщался с нами в свое обеденное время, кстати.

Е. Плотников: Будем считать, что было вкусно.

Ю. Хлобыст: Спасибо!

Д. Скриванов: Спасибо!

_____________________

Программа вышла в эфир 5 августа 2016 г. Фото - v-kurse.ru

Обсуждение
5630
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.