Верхний баннер
15:02 | | 27 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.82 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

16:15, 20 ноября 2014

«Пермский край обеспечивает себя говядиной на 30%. Остальная часть поставок идет из Южной Америки», - Андрей Механошин, руководитель ассоциации скотопромышленников Пермского края

Способен ли Пермский край обеспечить себя продуктами самостоятельно в той непростой экономической ситуации, которая имеет место в России сейчас? Помогут ли санкции «подняться» нашим фермам? Эти и другие вопросы обсудили с Андреем Механошиным руководителем ассоциации скотопромышленников Пермского края. Ведущий – Юлия Хлобыст.

- Ассоциация создана в начале этого года, недавно. Зачем?

- Вообще, изменилась немножко позиция властей. И нам, производителям, был дан сигнал, что к нашему мнению будут прислушиваться в ходе обсуждения вопросов развития сельского хозяйства, и поэтому с прошлого года практически все отрасли сельского хозяйства создали свои отраслевые ассоциации. Есть ассоциация молочников, есть ассоциация птичников, есть ассоциация мясного скота, крупного, рогатого.

- В самом начале года шли такие разговоры. Но затем в сентябре в газете «Звезда» вышло большое интервью с вами и с вашими коллегами под заголовком «Поманили и забыли». И вы обозначили тогда проблему: не прислушиваются к вам или не настолько прислушиваются. Выразили обеспокоенность, что программа, которая должна была внедряться, как-то немножко…

- Вопрос был в том, что есть программа развития сельского хозяйства на 2013-202 годы.

- Краевая?

- Есть федеральная, есть краевая. В 2013 году она была принята, заложено трехлетнее финансирование, в том числе по программе мясного скотоводства. В начале этого года нормативно бюджет переходил на программное финансирование, и пришлось в прошлогоднюю программу вносить изменения.

Наш поход в прессу был связан с тем, что принципы распределения субсидий не должны серьезно видоизменяться в течение 8 лет. Потому что в мясном скотоводстве очень долгий цикл. Теленочек растет 2 года, потом тельность коровы 9 месяцев. Потом бычок еще растет до убоя 1,5 года. Соответственно, около 4-5 лет проходит до того, как хозяйство начинает получать выручку.

- Для меня мясо, оно и в Африке мясо. В разговоре с вами выяснилось, что есть только мясные породы, а есть мясомолочные породы. Вы сейчас говорите только о мясных породах?

 -Да. Отдельная подотрасль, которая сейчас у нас в стране развивается большими шагами. Есть ряд проектов в центральной России, в Брянской области, в Воронежской области, в Липецкой области, где традиционно не занимались мясным скотоводством, а сейчас крупные инвесторы создают большие стада. У нас в России с советских времен сложилось, что КРС мясомолочного направления дает и молоко, и мясо. Во всем мире, допустим в США, Канаде, 80% скота мясного направления и только 20% молочного. В Европе 60% мясного, 40% молочного.

У нас в Пермском крае еще 5 лет назад было 2% было мясного скота и 98% молочного. За эти 5 лет мы достигли показателя 10%. В 5 раз поголовье скота мясного направления в крае увеличилось.

- То есть, нам нужно менять пропорции?

- Да.

- А есть сейчас из чего менять?

- У нас в России и в Пермском крае была такая же ситуация еще 5 лет назад, 2% было мясного скота и 98% - молочного. За эти 5 лет, когда есть федеральная программа поддержки и региональная начала работать программа, мы достигли показателя 10%. В 5 раз поголовье скота мясного направления в целом в стране и в крае увеличилось

- А вот на рынке, в магазинчиках мясо каких пород продается, мясных или мясомолочных? Потому что, судя по тем ценам, которые вы озвучивали, мраморное мясо, мясные породы, они на порядок дороже.

- Они не столько дороже... Просто есть Рибай, Стриплойн, Филе-миньон, это премиумные отруба, из которых делают стейки. Это другого качества мясо, оно, безусловно, дороже, остальные части, та же тазовая часть, мы продаем по тем же ценам. Единственное, что наше мясо не замораживается.

- Вообще никогда.

- Да, мы продаем охлажденную говядину.

- То есть до покупателя, по сути, доходит свежайшее мясо.    

- Да, у нас сейчас 2 цеха. Мы с февраля работаем на центральном рынке. У нас цех обвалки, каждый вторник мы завозим мясо с убойных пунктов, со своих хозяйств по графику и обваливаем, мы его поставляем в сеть «Семья» в гипермаркет, в «Столицу», и оно не замораживается, оно хранится при температуре +2 градуса в охлажденном виде. В основном же, могу сказать, что то мясо, которое продается, на 90% оно все-таки мороженное, его потом оттаивают.

- Сейчас появляется много маленьких фирменных мясных магазинов. Если ты хочешь мясо премиум сегмента - сходи в крупные сети. С другой стороны вы говорите о том, что государство не выделяет субсидии, что сегодня производители мяса чувствуют себя плохо. Где нестыковка? Ведь дефицита нет.

- Дефицита нет. Но Россия и наш край обеспечивают себя говядиной чуть больше, чем 30%. И 98% поставок говядины к нам в страну идут из Парагвая, Уругвая и Бразилии. А большинство колбас вареных на полках магазинов приходит из Южной Америки. И этим самым дефицит как бы закрывается.

- То есть, получается, что часть приобретает замороженное мясо, оно дешевле, но мороженое. А часть может себе позволить зайти вот в эти магазинчики...

- Говядина, наверно, самое дорогое мясо. Свинина, курятина...Сегодня есть такое понимание, что, может быть, в связи с кризисом, люди начинают есть меньше говядины. Допустим, в прошлом-позапрошлом году говядины съедали в стране 22-24 килограмма. Последняя статистика: сейчас свинины и курятины больше, говядины только 18%, так как это более дорогой сегмент.

У нас традиционно мясомолочное направление. Это значит, что корову 3-4 года доили, а потом отправили на бойню. Если вы купите такое мясо, то разжевать его не сможете, поэтому советские ученые придумали мелко-мелко рубить и варить в колбасе. 

- Я в своей корзине отказалась от колбас и сосисок.

- Я тоже, кстати, недавно читал, что столько, сколько потребляют вареной колбасы россияне, ни одна другая нация не ест.

- Может это связано с нашим любимым салатом «оливье» (смеется).

- Я почему-то подумал, и, скорее всего, прав, у нас традиционно мясомолочное направление. Это значит, что корову 3-4 года доили, а потом отправили на бойню. Если вы купите такое мясо, то разжевать его не сможете, поэтому советские ученые придумали  мелко-мелко рубить и варить в колбасе. А дальше уже из поколения в поколение едим колбасу.

- Вы сказали, что на 30% обеспечивают собственным мясом фермеры Прикамье. А в чем проблема, скажите?

- Проблема в том, что можно относительно быстро построить птицефабрику. И за 44 дня из яйца получится тушка бройлера. Свинья тоже нарожает 15 поросят. А в КРС, во-первых, корова сама растет 2 года из теленочка, потом еще 2 года растет теленок, который родился. Поэтому очень быстро заместить производство собственной говядины сложно. Это должна быть системная, долгая работа. И я уже говорил, что фермер, который начал заниматься мясным скотоводством, первую выручку начинает получать на 4-5 года после. А ему 4-5 лет надо кормить семью.

- То есть если вашему хозяйству 4-5 лет, то вы  только-только получили первую выручку?

- Да, те, кто занимаются мясом, они получают через 4-5 лет первую выручку. Почему нужна стабильная поддержка государства. Допустим, есть фермер, у него есть 10 коров, а он понимает, что может ухаживать за 50 коровами. Но он понимает, что ему 4 года надо будет кормить корову, ее теленка одного года, другого года, прежде чем этот бычок вырастет, и он его продаст.

Поэтому нужна системная поддержка, чтобы не менялись правила поддержки каждый год. И человек мог понимать, видеть, что он может купить 50 телочек, если он в этом году получит поддержки государственной вот столько, на следующий год столько...

Проблема в том, что можно относительно быстро построить птицефабрику. И за 44 дня из яйца получится тушка бройлера. Свинья тоже нарожает 15 поросят. А в КРС... Во-первых, корова сама растет 2 года из теленочка, потом еще 2 года растет теленок, который родился. Поэтому быстро заместить сложно. Это должна быть системная, долгая работа. 

- Вы занимались строительством, строили крупные объекты, в том числе в Перми. Сами вы родом из Сивы, поехали туда с партнерами и нашли еще не разрушенные, не раздавленные хозяйства. С этого начали. Но вы средний бизнес, как минимум. Вы смогли какие-то средства пустить на мясное производство. А если говорить о фермерах, о малом бизнесе, то получатся, что им вообще туда нет хода?

- Ну, почему? Вот смотрите, еще 3 года назад у нас мясным скотом занималось 15-20 предприятий, юрлиц. Сегодня уже больше 50. Первую работу с министерством мы начали, просто объединившись, начали диалог с министерством. Мы постепенно объяснили, что нужна системная поддержка. И сейчас у нас действуют 2 программы поддержки мясного скотоводства, есть одна чисто региональная программа, когда выплачивается субсидия на содержание одной коровы. И также Пермский край попал в число 28 субъектов РФ, которые прошли конкурсный отбор в федеральном министерстве сельского хозяйства тоже на поддержку мясного скотоводства. Мы получили софинансирование из Федерации, 18 миллионов рублей пришло, 75 миллионов выделили край. В прошлом году, допустим, мы получили только 6 миллионов из федерации. Ну, это условия конкурса такие. И в принципе, по 2 программам в этом году порядка 140 миллионов на поддержку мясного скотоводства запланировано. К сожалению, пока большая часть этих денег не дошла до сельхозтоваропроизводителей, но, я думаю, что совместно с министерством мы этот вопрос решим, чтобы деньги были доведены до сельхозтоваропроизводителей.

- Сколько голов должно быть в стаде, чтобы этот бизнес, как минимум, с какой-то прибылью получался?

- Мы считаем, что минимальное количество голов должно быть не менее 300. Хотя в Америке, Канаде они и по 50-100 голов держат. Но там один коров держит с теленочком, потом телята шестимесячные отбиваются - переезжают на другую площадку, к другому фермеру. Потом уже переезжают на следующую площадку. Они специализируются - кто за коров отвечает, кто за племработу. А так, мы считаем, что не менее 300 должно быть поголовье.

- А вот эту схему вы считаете неэффективной? Почему у нас так не работать? Или у нас свои формы работы?

- Нет, мы выбрали такую схему, она ближе к европейской. Там также мясоперерабатывающие заводы, они кооперативные. Много фермеров, они являются совладельцами мясоперерабатывающего завода и по графику поставляют свою продукцию в кооперативный мясокомбинат.

Мы пошли по такому же пути, мы сделали кооператив, потому что сетям на прилавок нужно мясо каждый день свежее. Каждое в отдельности хозяйство не может обеспечить ежедневные поставки в течение года. Поэтому сейчас 5 хозяйств объединились, и по графику (на этой неделе из одного хозяйства, на следующей из другого) мы везем бычков.

- Как-то в одной из программ «Бизнес-ланч» мы разговаривали с фермером, он занимается разведением кроликов. Так вот, он тогда сказал, что на самом деле в Прикамье, в России существует одна большая проблема - это убойные площадки. Для вашего бизнеса, для крупного рогатого скота, такая же проблема?

- Да, у нас в Сивинском районе вообще нет ни одного убойного пункта. Мы сейчас купили землю, заканчиваем проектные работы, если все будет удачно, то мы в следующем году у себя пункт построим. Но насколько я знаю, сейчас на весь край 10 или 11 убойных пунктов. Достаточно проблемно. Если предприятия еще как-то эту проблему решают…

- Проблема в чем? Пропускная способность маленькая или цены высокие?

- Нет, их просто мало. На сегодняшний день, по крайней мере, я точно знаю по западу края, практическим все крупные предприятия скот отправляют в Удмуртию.

- То есть, в маленькой Удмуртии хватает.

- У них там все замечательно, у них вдоль границы с Пермским краем 4 огромных мясокомбината построено. Половина пермского скота увозится в Удмуртию, потом уже забитый он везется к нам сюда.

- Под их марками?

- Ну, уже да, под их марками. Молочные предприятия, по крайней мере, запада Пермского края практически все сдают скот в Удмуртию. У нас так получилось, что нет боен.

- У нас Пермский мясокомбинат, Краснокамский мясокомбинат, принадлежность которого уже, по сути, тоже ижевская...

- Убойных пунктов ни в Кунгуре, ни в Перми, ни в Краснокамске нет. Единственное, где у нас бьют - это в Нытве. Вот мы возим в «Темп», в Верещагино.

- Это какие-то небольшие площадки.

- Да, верещагинский мясокомбинат «Темп» небольшой, там до 30 голов в день бьют, в Нытве побольше, наверное. А сейчас в связи с введением регламента таможенного союза, сейчас хозяйства у себя на фермах в приспособленных помещениях делают небольшие пункты, чтобы скот можно было забивать со всеми документами. А вообще для частного сектора это проблема огромная. Потому что хозяйства везут по 5, 10, 15 голов, и транспортная составляющая не так страшна, а когда человек вырастил одного или двух бычков, ему организовать перевозку за 60-100 км бычков... Все деньги, которые он заработал, он оставит транспортным компаниям.

- Сейчас, я слышала, что эта проблема решается обходными путями. Не скот везут на убойный пункт, а просто сам хозяин едет на убойный пункт, и там покупает всю необходимую документацию.

- Нет, нет, нет. Сейчас пока, как было до 1 мая, клеймят ветеринарные врачи. И насколько я знаю, сейчас до 1 февраля переходный период. Также клеймят на ветеринарных государственных станциях. Никто не ездит и не смотрит.

 - Так понимаю, что разные убойные пункты должны быть для говядины, для свинины?

- Нет, он может быть один, просто в первую смену бьется говядина, во вторую – свинина.

Чтобы получился качественный стейк, мясо должно от 14 до 21 дня полежать в камере при температуре +2 градуса, пройдет ферментизация, волокна станут мягкими, и тогда стейк будет сочным, а не как подошва. 

- То есть, для того, чтобы все происходило здесь, у нас на территории, чтобы захватить не только крупные хозяйства, которые могут себе позволить по 10-15 голов в другие хозяйства вывезти, но и мелкие хозяйств захватить, необходимо  построить такие убойные пункты. Вы сейчас одни из тех, кто занимается строительством такого убойного пункта. Достаточно ли его будет?

- Нет, мы проектируем большой убойный пункт, у нас получается 50 голов в смену, с цехом обвалки, с камерами вызревания. Наше мясо требует дозревания. Мы упаковываем говядину в вакуум, и она в течение 2 недель вызревает. Получается, проходит ферментизацию, мясо свежее есть на самом деле нельзя.

- Ну, естественно.

- Чтобы получился качественный стейк, мясо должно от 14 до 21 дня полежать в камере, при температуре +2 градуса, пройдет ферментизация, волокна станут мягкими, и тогда стейк будет сочным, не как подошва, он будет мягким и сочным. Поэтому в нашем мясокомбинате мы предполагаем, проектируем, и камера дозревания будет, и полуфабрикаты.

- Это покроет, как вы считаете, потребность в таких пунктах? Сколько их должно быть в Прикамье, чтобы развивался мелкий бизнес, мелкие хозяйства?

- По крайней мере, на каждый административный район, наверное, 1 убойный пункт должен быть.

- Сейчас у нас дела обстоят не так?

- Сколько у нас территорий, 40-50? А убойных пунктов, по-моему, 11 на весь край.

- На 30%, вы говорили, у нас обеспечивают мясом говядины, все остальное либо завозится, причем, завозится из-за рубежа, несмотря на санкции. У нас в свое время такая программа внедрялась, «Покупай пермское». Ее можно по-разному оценивать, но мне кажется, что она неплохо ориентировала нас на местных товаропроизводителей. Если так уже выбирать из продукции, надо просто подумать головой и понять, если мясо дешевле и замороженное, то везется оно непонятное количество времени. Если ты хочешь посвежее продукт,  то можно чуть-чуть дороже заплатить, но получить зато более или менее свежий продукт. Может быть, нам такой программы не хватает сегодня?

- Если даже нет такой целевой программы сейчас, мы с министерством общаемся на эту тему, буквально в субботу открыли свой фирменный отдел в одном из супермаркетов сети «Семья», на Садовом, на Юрша, 86. Мы разработали свой брэнд, у нас «Мясная порода» называется. Выращено в Пермском крае. Мы красиво оформили магазин. Сейчас мы там продаем охлажденное мясо,  говядина, баранина, тоже из Кунгурского района мы привозим баранину, начали торговать с субботы

- Насколько там цены выше, чем в обычных магазинчиках, может быть, на рынке, если не брать мясо премиум класса, давайте возьмем обычное?

- Обычные цены. Мы хотим продавать, и люди готовы заплатить. Если туша 200 кг, то дорогого мяса, премиум сегмента, там всего ли 12 кг. А все остальное это обычная, качественная говядина. Сейчас, кстати, с 1 июля, вошел в действие ГОСТ, который так и называется, «Высококачественная говядина». Сейчас есть просто говядина, от бычков молочных пород, и есть высококачественная говядина, это именно специализированные породы, Герефорд, Ангус, у нас в основном 2 этих породы в Пермском крае культивируются. Есть 3 племенных репродуктора по Герефорду, и пока одни по Абердин-Ангус, но думаю, что на следующий год будет 2.

- Прогнозируете ли вы увеличение мелких фермерских хозяйств, средних фермерских хозяйств, которые бы работали в этом направлении в Прикамье. Я имею в виду по обеспечению мясной продукцией

- Да, еще года 3 назад только 20 хозяйств занимались специализированными породами скота. Сейчас больше 50. Приходят многие инвесторы, приходят просто фермеры, смотрят и начинают этим заниматься. Потому что реально есть потребитель на высококачественное мясо. Люди, не все, но многие задумываются о здоровье, о качестве. Сегодня санкции. Но уже 2 года как запрещен ввоз говядины из Европы, Америки и Канады. С 1 апреля был запрещен ввоз говядины из Австралии. Это те страны, которые используют при откорме гормоны роста. В России это запрещено. Несмотря на то, что в августе санкции ввели, по говядине запрет ввоза с этих стран с 1 апреля, а с Америки и с Европы уже 2 года как не ввозят говядину на территорию России. Именно потому, что используются гормоны роста. У нас мясо экологически чистое, запрещено использовать гормоны роста законодательно. 


Обсуждение
5006
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.