Верхний баннер
07:48 | СРЕДА | 22 МАЯ 2024

$ 90.41 € 98.3

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

23:00, 24 мая 2023

Главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра Евгений Сармометов: «В 2023 году уровень заболеваемости туберкулезом в Прикамье увеличился на 20%»

«Здоровая среда» с Александрой Фадеевой. В гостях — Евгений Сармометов, главврач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра. Поговорим о туберкулезе: причинах, способах передачи, методах лечения и профилактики заболевания.

Главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра Евгений Сармометов: «В 2023 году уровень заболеваемости туберкулезом в Прикамье увеличился на 20%»

Александра Фадеева, ведущая:

Здравствуйте, друзья. Это программа «Здоровая среда» на 91.2 FM, у микрофона Александра Фадеева. У нас в гостях сегодня Евгений Валерьевич Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра, более известного, я думаю, простым гражданам, как краевой тубдиспансер. Евгений Валерьевич, здравствуйте.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Здравствуйте.

Александра Фадеева, ведущая:

Что говорит статистика? Вот есть, знаете, много баек между коллег-журналистов, что стакан наполовину полон, наполовину пуст, и с цифрами статистики как раз журналисты обходятся очень по-разному, то есть, если хочется тревогу у населения поднять, то говорят, что вот уровень заболеваемости вырос неимоверно. А если хотят успокоить, то наоборот эти же цифры могут обыграть иначе. Тем не менее, есть сообщение от Минздрава, вышло оно весной этого года, как раз было приурочено к неделе профилактике инфекционных заболеваний и Всемирного дня борьбы против туберкулеза, где сообщалось, что количество заболевших в последнее время в России значительно выросло. Можете ли вы подтвердить эти цифры, что вообще говорят ваши данные?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Спасибо. Да, действительно у нас по заболеваемости ситуация несколько осложнилась, но как вы правильно сказали, надо смотреть это как бы очень конкретно и в динамике. Поэтому давайте разобьем вот этот вопрос на три небольших блока. Первое – это ситуация по Российской Федерации. В Российской Федерации, начиная с 2022 года, действительно наметился небольшой рост заболеваемости и составил он где-то 2,2 процента по сравнению с 2021 годом. Но вы понимаете, что Российская Федерация состоит из 86 регионов – у кого-то снижение, у кого-то – выраженный рост, у кого-то – стабилизация. Но в целом в Российской Федерации небольшой, но рост заболеваемости зарегистрирован. Это первое. Что у нас по Пермскому краю в многолетней динамике. С 2012 года по конец 2022 года в Пермском крае постоянно наблюдалось снижение заболеваемости туберкулезом, то есть, каждый год регистрировалось меньше случаев, чем в предыдущем. И конец 2022 года у нас также знаменовался снижением заболеваемости на 2,7 процента по сравнению с 2021 годом. Это в многолетней динамике. Это второй блок, да. И третий блок – это как мы начали 2023 год. А вот 2023 год Пермский край начал с роста заболеваемости туберкулезом, и на сегодня он у нас составил примерно около 20 процентов по сравнению с четырьмя месяцами 2022 года. Если точнее быть, за 4 месяца, вот у меня есть статистика, за 4 месяца в Пермском крае заболело 366 человек первичных туберкулезом, а в прошлом году за 4 месяца было 266 человек.

Александра Фадеева, ведущая:

Уже есть какие-то предположения о причинах такого резкого роста?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Конечно, я согласен с вами, что это можно назвать таким выраженным или резким ростом заболеваемости, потому что туберкулез – это хроническое заболевание. Вот гриппом там за неделю может заболеть в 2-3 раза больше. Для туберкулеза 20 процентов это тоже, как бы такой довольно-таки высокий рост. Причины понятные, причины в первую очередь связаны с тем, что 2021-2022 год, конец 2020 года, когда началась знаменитая пандемия COVID, когда были введены различные ограничения, у нас был высокий процент недовыявленных новых случаев. То есть, люди были ограничены в посещении медицинских организаций, у нас снизились охваты профилактическими осмотрами, в том числе флюорографическими, да, мы недовыявили тех больных. То есть, сейчас, когда мы активно начали восстанавливать эту работу, мы вот этих больных довыявляем. Поэтому идет рост заболеваемости. Если сравнить рост заболеваемости в этом году, который на 22 процента с ростом заболеваемости, допустим, 2019 или 2018 года, когда ковида не было, то у нас заболеваемость даже ниже. То есть, мы еще пока даже не достигли того.

Александра Фадеева, ведущая:

Вы говорите, недовыявленных, но ведь туберкулез не та болезнь, которую можно пропустить.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Туберкулез – болезнь сложная довольно-таки, да, ее особенно на начальных заболевания, у нее нет выраженных как у ковида, температуры 39, ломкой и тому подобное. Туберкулезом можно заболеть, не понимая, что в принципе ты заразился туберкулезом. У тебя начинается субфебрильная температура, у тебя появляется слабость, у тебя ночные потоотделения появляются, ты начинаешь худеть, но это идет, во времени растянуто и поэтому основная-то задача – выявить туберкулез на начальных стадиях, когда человек, условно говоря, считает себя еще практически здоровым. То есть, у него появился очаг туберкулезный, но общее состояние организма позволяет ему заниматься своим делом, ходить на работу или еще что-то. И вот тогда, когда он приходит, проходит флюорографию, вот там мы видим какие-то изменения, потом проводится весь комплекс обследования, в том числе и бактериологический, и после этого человеку ставится туберкулез. Вот чем раньше, чем больше мы это сделаем, тем лучше, то есть, мы должны выявить из популяции скрытые источники инфекции вновь заболевших жителей.

Александра Фадеева, ведущая:

А как вообще человек должен понят, что что-то не так. Ну, вот, допустим, я делаю флюорографию раз в год, все в порядке. И не дай бог, конечно, в какой-то момент бактерия, это же бактерии, да, ведь?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Да, правильно.

Александра Фадеева, ведущая:

Которые передаются по воздуху.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Воздушно-капельным путем элементарным. Как угодно.

Александра Фадеева, ведущая:

Как долго хранятся предметов. Ну, не будем очевидные вещи, конечно, повторять про мытье рук, проветривание помещений, тем не менее, довольно живучие эти бактерии. И подхватить их, я так понимаю, просто. Я еще обязательно помучаю вопросами как раз про то, как не заразиться, но… или почему, например, к одним людям прилипает эта бактерия, а к другим нет. Ну, вот, допустим, человек ее где-то подхватил, она поселилась, она сначала не дает о себе знать, да, какое-то время. Какой там, длинный, вообще, этот период?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Инкубационный период в среднем может быть до нескольких месяцев.

Александра Фадеева, ведущая:

До нескольких месяцев. Допустим, человек в январе сделал флюорографию, тут же сцапал эту бактерию, прошло 2-3 месяца и вот какие-то первые симптомы появились. При этом это может быть без кашля, правильно я понимаю?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Может быть так, абсолютно правильно.

Александра Фадеева, ведущая:

И как он должен понять, что ему нужно идти снова делать флюорографию, если он ее делал, допустим, недавно?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Все будет зависеть от клинических проявлений, в чем это будет… Иногда первичный туберкулез будет протекать по типу ОРВИ, то есть, человек почувствует, обратиться непосредственно к врачу, ему сделают, допустим, там уже не флюорографию, а рентгенографию легких и там можно будет заподозрить какой-то очаг. К примеру, проведут ему там ПЦР-исследование, дальше уже будет видно – есть там туберкулез или нет. Это первый такой путь. Второй путь, когда человек постепенно начинает чувствовать какое-то недомогание. Вот о чем я и говорил. То есть, когда вот он начинает – слабость у него непонятная, когда у него температура 37-37,1-37,2. Когда он видит, что он начинает медленно, но худеть – вот тут вот надо заподозрить уже вот это, прийти к терапевту и пройти обследование уже более углубленное. Но это очень такие невыраженные, чем и опасен туберкулез, у него нет ярких выраженных клинических проявлений.

Александра Фадеева, ведущая:

Просто я представляю себе – беседа у терапевта: «Здравствуйте, вот у меня недомогание, температура 37». Какова вероятность, что терапевт направит на обследование легких, ну, флюорографию, рентгенографию?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Очень высокая вероятность.

Александра Фадеева, ведущая:

Высокая, правда?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Конечно, конечно

Александра Фадеева, ведущая:

С температурой 37.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Могут отправить, да.

Александра Фадеева, ведущая:

Мне всегда казалось, что это обильное теплое питье и отдыхать побольше, пейте витамины.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Конечно, риск, что у человека будет туберкулез на минимально, но наша то задача – в первую очередь исключить вот эти риски, поэтому как бы, у нас на сегодня по флюорографическим исследованиям выявляется, это профилактически, то есть, профилактически – это когда на флюорографию приходит, условно говоря, здоровый человек, да, вот – у нас выявляется от 55 до 67 процентов всех случаев заболевания туберкулезом. То есть, это эффективно. Поэтому, когда человек еще и клинические еще какие-то проявления есть и он скажет, то это, думаю, что беспроблемно про это, да. Повторное обследование или, допустим на расширенную рентгенограмму.

Александра Фадеева, ведущая:

Ладно, хорошо. Допустим, есть… да, про причины еще хотела спросить, конечно же. То есть, почему один человек заболевает туберкулезом, а другой нет, ну, допустим, оба находятся в одном помещении. Понятно, что там иммунитет.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Это в первую очередь иммунная система – в первую очередь. А иммунная система у нас может быть приобретенный иммунитет, а может быть врожденный иммунитет. Во-первых, находятся два человека в одном помещении, и в этом же помещении находится больной или источник инфекции туберкулеза. Какая вероятность, что кто-то из этих двух заболеет туберкулезом, да? Вот об этом…

Александра Фадеева, ведущая:

50х50, да, как встретить динозавра на улице.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Да, но тут надо понимать. Давайте тогда уже разбираться, как говорят, надо до мышей докопаться. Во-первых, оба ли они были привиты в детстве от туберкулеза.

Александра Фадеева, ведущая:

Всех ведь прививали, если в советское время.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Да, это раз. То есть, сразу же – привит, не привит. Тот, кто привит, у него риски заболеть меньше, тот, кто не привит, у него риски заболеть в 36 раз больше, чем у того, который привит. Вот, то есть, это первое. Второе. Смотрим на социальное составляющее двух этих людей, которые находятся в контакте с больным. Один проживает в хорошей, светлой квартире в центре, у него хорошая работа, питание и тому подобное. А другой, допустим, проживает в каком-то там приспособленном или в плохом жилье, которое не соответствует, допустим санитарным – это социальные риски уже есть. Третий риск – это возможные контакты в бывшем, в будущем у данных людей с больным туберкулезом. То есть, кто-то может быть в контакте, в очаге проживать, а у кого-то этого не будет. И на основании уже вот этого будет зависеть от того, кто из них заболеет, а кто не заболеет.

Александра Фадеева, ведущая:

Ну, такая рулетка, конечно, понятно. А условия проживания, они как-то сказываются на работоспособности легких или…

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

В том числе это, во-первых, условия проживания. Если у вас там как раньше это говорили – подвальные, цокольные этажи, повышенная влажность, плесень, плохое питание, недостаточность белкового питания. Или же работа во вредных условиях труда, где много пыли, пневмокониоза и тому подобное, это все является факторами риска развития туберкулеза. То есть, они сами по себе не вызывают заболевание туберкулезом, но они способствуют…

Александра Фадеева, ведущая:

Вероятности заразиться. Интересно, конечно. Хорошо. Вы сказали, что есть причина с тем, что недовыявили вот в период пандемии больных туберкулезом и сейчас их начали выявлять. Еще, я так понимаю, что меняется у нас немножечко состав населения сейчас и это тоже оказывает свое влияние на заболеваемость не только туберкулезом, другими заболеваниями, простите за тавтологию.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Это действительно так, это так называемый социальный портрет пациента. Действительно, вот этот социальный портрет, он меняется. Что такое социальный портрет? Это такой усредненный образ нашего больного. То есть, допустим, при туберкулезе – это мужчина средних лет – 35-45 лет, неработающий и имеющий социальные проблемы, то есть, места проживания у него определенного нет, бывают вот такие. Вот это социальный портрет. Раньше социальный портрет был несколько другой. Это были люди асоциальных слоев, которые ведут асоциальный образ жизни и тому подобное, как у нас бомжи, неработающие, пьющие и тому подобное. Сейчас туберкулез, в том числе, как и ВИЧ-инфекция, он несколько расширен и стал выходить у нас за пределы вот этих, так называемых групп риска.

Александра Фадеева, ведущая:

То есть, грубо говоря, теперь болеют не только люди без определенного места жительства и те, кто живет в плохих условиях, но и, в общем-то, средний класс, назовем его так.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Ну, можно сказать так.

Александра Фадеева, ведущая:

Хорошо, мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу и вернемся. Продолжается программа «Здоровая среда» на пермском «Спутнике», у микрофона Александра Фадеева. У нас в студии сегодня Евгений Валерьевич Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра, он же – краевой тубдиспансер. Мы сегодня говорим о росте заболеваемости туберкулезом. В этом году за 4 месяца на более, чем 20 процентов показатели выросли, это значит, что за 4 месяца заболели 366 человек. Одна из причин, Евгений Валерьевич назвал в первом блоке нашей передачи то, что в период пандемии недовыявили тех, кто заболел, и вот сейчас люди, наконец-то, доходят до врачей, начинают плотненько заниматься здоровьем, уже не списывают на недомогание, на постковидный синдром и так далее. И у некоторых выясняется, что это самое неприятное, причем проявляться может, как обычное ОРВИ, я так понимаю, особенно на каких-то ранних стадиях. О причинах роста еще мы говорим – социальная и вот рост числа мигрантов разных – тоже , я так понимаю, в числе причин.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Действительно, у нас большой поток идет трудовых мигрантов в Пермский край, и мы делаем вывод о том, что среди наших мигрантов также есть больные туберкулезом. То есть, прежде, чем получить патент на жительство, вид на жительство иди, допустим, трудовой патент, который дает право им здесь работать, они проходят полное медицинское освидетельствование, в том числе и на туберкулез. И вот наши данные исследований, которые нам присылает и мы подтверждаем эти диагнозы, действительно каждый год у нас регистрируются случаи заболевания туберкулезом у иностранных граждан, которые приезжают сюда в Пермский край. Но здесь риски и влияние данных мигрантов на нашу заболеваемость, она минимальная. Почему, потому что 100 процентов всех иностранных граждан проходят это обследование и в случае, если мы выявляем туберкулез, то два пути: или ты лечишься обязательно, да, и мы подтверждаем, что ты вылечен за свои средства, или же ты покидаешь пределы Пермского края и возвращаешься к себе на родину и долечиваешься там.

Александра Фадеева, ведущая:

А в пути еще кого-нибудь заражаешь, я так понимаю. Да, но вообще лечатся люди, нормально реагируют?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Лечатся, нормально реагируют. Есть те, которые не могут себе позволить, потому что для иностранных граждан это платная медицинская услуга. Уезжают непосредственно на родину, там проходят курс лечения и потом при необходимости возвращаются обратно, уже будучи здоровыми.

Александра Фадеева, ведущая:

Да, звучит, конечно, это все в общей картине не вдохновляюще, скажем так. Потому что, получается, вокруг довольно много больных и заразиться легко, особенно, если есть какие-то пробелы у иммунитета. А после пандемии ковида мало у кого их нет, мне кажется. Поэтому логично, конечно, сейчас перейти к теме профилактики. Вы сказали, что у привитых людей на 36 процентов меньше вероятность заразиться.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

36 раз.

Александра Фадеева, ведущая:

Ой, 36 раз ниже вероятность заразиться туберкулезом, чем у тех, кто без прививок. Насколько я понимаю, если взять поколение, рожденных в Советском Союзе, условно назовем так, привиты 100 процентов.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

100 процентов прививки БЦЖ, конечно, получить хотелось бы, но это реально не сделать, потому что есть противопоказания, есть медицинский отвод от этих прививок, но охват вакцинации БЦЖ в целом в России и в Пермском крае составляет где-то 96,6-96,8 процентов. В некоторые годы 97 у нас было процентов. Ну, вот это довольно-таки достаточно большой охват, который позволяет нам не допустить осложнения резкого и развития эпидемии, я уж говорю так, туберкулеза. Но, в то же время мы считаем, что, допустим, от 2 миллионов, да, 600 тысяч сколько у нас процентов, 4-5 – не привитые или не привитые своевременно. Или привитые, допустим, БЦЖ более ослабленные. Вот это как раз вот та прослойка, которая в принципе нам дает риски дальнейшего, то есть, из 100 детей у нас только 96 получили прививки, а 4 ребенка у нас не привитые.

Александра Фадеева, ведущая:

Мы сейчас прервемся на еще одну короткую рекламную паузу и продолжим. Продолжается программа «Здоровая среда» на 91.2 FM, у микрофона Александра Фадеева. У нас в студии сегодня Евгений Валерьевич Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра, он же – краевой тубдиспансер, и мы говорим о росте заболеваемости туберкулезом в Пермском крае, в начале этого года он составил порядка 20 процентов. Причин много и в них, конечно же, нет, ну, точнее, смысл не в них, а в том, что с этим делать дальше. И мы как раз закончили предыдущую часть передачи на теме прививок, БЦЖ ставится большинству новорожденных детей, прям сразу, в роддоме на какой-то там первый-второй день жизни, насколько я помню. Один раз?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Один раз.

Александра Фадеева, ведущая:

Один раз, одна прививка в жизни. И, тем не менее, сейчас довольно много отказов, когда родители считают, что эти прививки необязательны, можно поставить попозже, можно вообще не ставить, потому что люди и с прививками тоже болеют. Что можете на это сказать?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Да, действительно в любое время, это было всегда – были люди, которые отказывались от проведения профилактических прививок. Здесь следует сказать, что они отказывались не от прививок своим детям от туберкулеза, а в целом от всех прививок. Это проблема, в том числе и детских педиатров, которые с этим сталкиваются, когда родители, опекуны или еще что-то просто запрещают и официально отказываются от проведения всех прививок. Это и полиомиелит, это и корь, КДС, краснуха и все, и все, и все, и в том числе туберкулез. Есть такие отказы, как их называют, антипрививочники наши, которые не только отказываются, но некоторые даже ведут блоги и агитируют других это делать. Но я думаю, что они просто играют в русскую рулетку и подвергают своих детей огромному риску в дальнейшем.

Александра Фадеева, ведущая:

Можно ли спрогнозировать, то есть, если на данный момент 96 процентов населения привиты, но вот это вот будет распространяться, скажем так, антипрививочное настроение в массах о том, что мы столкнемся с последствиями более серьезными, чем рост на 20 процентов?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

 Мы не видим по нашим данным увеличения вот этих настроений антипрививочных, да, то есть, есть какой-то определенный процент лиц, которые из года в год отказываются. Вот они есть, но чтобы их стало в разы больше, такого мы не наблюдаем. Поэтому на сегодня ситуация складывается таким образом, что у нас практически 96-97 процентов детей все-таки привито и это есть очень хорошо. С теми, кто не прививаем, мы, конечно, ведем работу, стараясь их убедить и защитить в первую очередь своего ребенка.

Александра Фадеева, ведущая:

Хорошо, а тесты, вот Манту ставят ежегодно…

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

До 7 лет.

Александра Фадеева, ведущая:

До 7 лет, да. Работает? Ну, то есть, смотрите, вы сказали 366 человек за 4 месяца заболели. Это взрослое население, детей среди них нет?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Среди них… это приходится 96 процентов примерно на взрослых и только 4… на сегодня у нас, так могу… почему-то не посмотрел, сколько у нас детей, но около 10 детей, не больше 10 детей за 4 месяца этого года.

Александра Фадеева, ведущая:

Ясно. Манту – это вообще эффективный способ понять, потому что я знаю, что у многих детей просто аллергическая реакция возникает, например, на прививку.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Это не у многих детей, это очень эффективное средство, Манту, оно же содержит около 200 различных аллергенов. Это и (…) форма туберкулеза к вакцинным штаммам, которыми прививают детей, и к патогенным микобактериям туберкулеза. То есть, на основании вот этой пробы Манту врач ставит и видит очень многое, он видит – прививался или нет ребенок, то есть, по пробе по самой, по размеру, есть ли у него какие-то аллергические моменты и тому подобное. И уже после этого принимается решение. Если, допустим, там есть вираж или увеличение вот этой пробы, идет уже реакция – Диаскинтест ставится, а Диаскинтест – это уже унифицированная российская разработка довольно-таки эффективная, потому что она показывает непосредственно, был у ребенка или не был у ребенка контакт уже с патогенной микобактерией туберкулеза. То есть, та, которая вызывает заболевание. Все, если это есть, тут уже, конечно, ребенка надо брать в работу непосредственно уже полностью диагносцировать, назначать лечение и профилактику.

Александра Фадеева, ведущая:

Люди, я знаю, заменяют пробы манту Диаскинтестом – так тоже можно?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Нет, до 7 лет все равно пробы Манту и после 7 лет – Диаскинтест. Заменяют, скорее всего, вы имели в виду, наверное, это Т-СПОТом. Есть еще одна такая проба, которая ставится уже непосредственно не накожно, не внутрикожно, а именно человек, ребенок, сдает кровь и уже в пробирочке проводится вот эта реакция. Но эта реакция, ее можно также… она говорит о том, инфицирован ребенок или не инфицирован, но на сегодня эта реакция, этот тест, он идет платный.

Александра Фадеева, ведущая:

А, да, я даже знаю там суммы какие-то очень приличные получаются. Это как раз люди, которые не хотят ставить, родители.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

5-6 тысяч, примерно так.

Александра Фадеева, ведущая:

Манту детям, они идут, ставят, а потом еще.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Да, это не возбраняется, это, пожалуйста, человек имеет право выбора – или бесплатно Диаскинтест или Манту или, допустим Т-СПОТ или какой-нибудь эфероновый тест.

Александра Фадеева, ведущая:

Хорошо. Ну, и, конечно, нужно спросить про методы лечения, насколько человек заболел туберкулезом, насколько индивидуально подбирается лечение или какая-то определенная схема работает?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Схем очень много, лекарственных препаратов очень много, они все бесплатные, они все поступают за счет федерации, за счет регионального бюджета. То есть, любой человек, который (не дай бог) заболеет туберкулезом, он весь комплекс обследования, весь комплекс лечения он получает абсолютно бесплатно.

Александра Фадеева, ведущая:

Сколько в среднем длится лечение?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

В зависимости от тяжести заболевания, в зависимости от статуса, допустим, ты ВИЧ-инфицированный или не ВИЧ-инфицированный или ты моно-туберкулезом только заражен, но это все равно длительное лечение.

Александра Фадеева, ведущая:

От 3-4 месяцев.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

От 3-4 месяцев до нескольких лет может быть.

Александра Фадеева, ведущая:

И вы сказали, что это хроническое заболевание, то есть, оно… вот долечился человек и в любой момент может заболеть снова? Обострение произойдет?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Нет, это значит, он не долечился. Основная задача – это выпустить, условно говоря, в мир человека абсолютно здорового. То есть, туберкулез – это излечимое заболевание, в отличие от ВИЧ-инфекции.

Александра Фадеева, ведущая:

Хоть какие-то положительные у него есть черты. Хорошо, ну, и пару слов про методы профилактики мы все равно в конце передачи скажем, как бы ни были они прозаичны, начиная от прививок и заканчивая какими-то здоровыми привычками. Но в целом, что еще сюда можно добавить, как можно защитить себя от этого неприятного заболевания?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Тут самое главное – в первую очередь, смотреть за своими детьми, то есть, чтобы дети были у нас привитые. Это раз. То есть, отсюда начинают. Если вы считаете, что ваши родители были социально ответственными, и вы так же в детстве получили вакцинацию от туберкулеза, то единственная профилактика, которая у вас на сегодня есть и которая очень эффективна, это просто не игнорировать раз в год проходить флюороосмотр. И все. Этого в принципе будет достаточно для того, чтобы избежать заболевания, для того, чтобы на ранних этапах, если оно возникает, выявить. Лечится довольно легко. Если у вас уже запущенная форма, это уже намного сложнее.

Александра Фадеева, ведущая:

А у тубдиспансера сейчас как дела, у краевого центра, как он правильно называется? Вы сказали, что все лекарства есть, все необходимое оборудование. Есть ли какие-то проблемы, о которых хочется сказать, может быть, перспективы развития?

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Перспективы развития… На сегодня у нас весь набор лекарственных препаратов есть, уже пошли федеральные поставки на 2023 год, но у нас еще есть остатки с 2022 года, то есть, перебоев с поставками антибиотиков, которые используются для лечения, у нас абсолютно нет. Лабораторная диагностика у нас на сегодня налажена и у нас создана головная бак-лаборатория, которая оснащена современными методами лабораторной диагностики, этот вопрос решен. Ну, и положительный момент – мы начинаем и уже проводим капитальные ремонты наших корпусов, то есть, у концу, вернее, к февралю 2024 года у нас будет сдан, проведен капитальный ремонт в одном из наших корпусов. Больные будут находиться в современных условиях, уже не в палатах по 4-5-6 человек, а в индивидуальных палатах со своим санузлом на 2 человека, то есть, все, как положено. Потому что люди находятся у нас на лечении длительное время, им надо комфортные условия. Минздрав нашел возможность, и выделили нам новое помещение, получили мы санэпидзаключение и лицензию на Корсунской. И там у нас тоже уже современный такой, современное отделение. Там находятся больные из Краснокамска и из города Перми. И в планах у нас здание, строительство нашей поликлиники, которую мы очень долго ждем для того, чтобы там уже оказывать непосредственно помощь и детям и взрослым при амбулаторных приемах.

Александра Фадеева, ведущая:

То есть, тот факт, что заболеваемость туберкулезом в Пермском крае в этом году выросла – не означает, что у тубдиспансера будут с этим какие-то проблемы, всех вылечат, все будет в порядке.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Нет, на сегодня пока все идет под контролем.

Александра Фадеева, ведущая:

Хорошо. Большое спасибо. Я напомню, у нас в гостях был Евгений Валерьевич Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра. Евгений Валерьевич, большое спасибо за интервью и здоровья.

Евгений Сармометов, главный врач клинического фтизиопульмонологического медицинского центра:

Спасибо, до свидания.


Обсуждение
2496
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.